Отец Лжи

Размер шрифта: - +

Куклы. Один день до Метаморфозы

Три шара мистика сопровождали людей, освещая, казалось бы, бесконечный коридор. Фиона шла за Скорпионом. За ней, закусывая губы, шагал Казур-Уд. Высоченному разбойнику порой приходилось нагибаться. Сводчатый потолок переходил в глянцевитые чёрные стены. То, что разбойник принюхивается как собака, донельзя не нравилось воровке. Пока терпела. Вообще-то у неё всегда проблем хватало, но за последний месяц их существенно прибавилось. Теперь не только полиция охотится на Фиону. Глава Союза Паровиков, всеми уважаемый сеньор Васкес, алкал наказать девку, так нагло пробравшуюся к нему в дом. Малыш Салли не мог оставить безнаказанной наглость Фионы; это ж кто ей позволил промышлять на чужой территории? Да и родственник, Косой Влад, очевидно, имел претензии. И всему виной старая книга. Или же спрятанная в ней карта. Воровка дрожала. «Крест» не на сундук с золотом указывает. К сожалению, больше почти ничего не знала. Странная, запутанная история...

Коридор несколько раз поворачивал. Гулко разносились звуки шагов. Время от времени невесть откуда взявшийся ветерок обдувал троицу. Будто бы где-то поблизости дверь открывают. Фиона прислушивалась. Иногда улавливала, как сопит бородатый задира и капает вода. Только бы не затопило. В голове метались тревожные мысли.

Время теряло смысл.

Идущий позади разбойник шумно втягивал носом воздух. Периодически фыркал. Под низко опущенным капюшоном лицо мистика напоминало гипсовую маску. Его шары то разгорались ярче, то почти затухали. Коридор не собирался заканчиваться...

- Почему? - тихо спросила Фиона.

- Что? - нахмурился Казур-Уд.

- Почему избрали именно нас?

Разбойник призадумался и предложил:

- Его вон лучше спроси.

- Молчать будет, - женщина махнула рукой.

- Угу.

Скорпион не оправдал ожиданий:

- Так получилось.

- Что «так получилось»? - заинтересовалась воровка.

- Что нас избрали.

- Но почему? Почему именно нас?

- Значит, мы самые достойные.

- Это, конечно, радует, но кто решил? Кто решил, что мы самые достойные?

Похоже, мистик не собирался продолжать разговор.

- Авось мы найдём ответ, - понадеялся Казур-Уд.

- Мне многое не нравится, - созналась молодая женщина.

- Так почему же ты согласилась?

- А разве ты мог отказать? - воровка остановилась и оглянулась.

Окоченевший здоровяк засопел. Её колючий взгляд не предвещал ничего хорошего. Рука разбойника невольно потянулась к ружью.

- Не отставайте, - строго повелел вырвавшийся вперёд мистик.

- Не бойся за нас, - бросила Фиона небрежно. - Не потеряемся.

- И то верно, - поддержал Казур-Уд. - Тут и заблудиться-то негде.

- Будет где заблудиться, - мертвенно предрёк Скорпион.

По спине разбойника и воровки побежали мурашки. А вскоре оказалось, что мистик не ошибся.

Троица остановилась на развилке. Налево и направо, сужаясь, уходили коридоры. Во тьму.

- Ну и ну, - Казур-Уд поскрёб лоб.

- Чего ты нукаешь? - у Фионы явно нет настроения.

- Куда идти-то?

- Сейчас, - Скорпион сделал шаг вперёд и скрестил на груди руки.

Глаза закрылись. Губы зашептали что-то.

Возле мистика покачивались светящиеся шары. Он вслушивался, а потом опять начинал шептать.

Разбойник и воровка переглянулись. Здоровяк пожал плечами.

- С духами болтает, - на грани слуха пояснила Фиона.

Казур-Уд хмыкнул и взялся тереть замёрзшие ладони. По ощущениям разбойника коридорный вояж уже растянулся на пять-шесть часов. И сколько ещё? А что ждёт в конце пути?.. Когда эта мысль приходила в голову, здоровяка трясло точно на морозе.

Мистик продолжал шептаться с кем-то. Воровка подозрительно посматривала в коридоры. Левый ничем не отличался от правого. Если впереди будет много таких развилок, и Скорпион станет столь же долго определять маршрут, то путники завязнут здесь навеки. Фиона фыркнула и зашагала налево.

- Ты куда?! - окликнул Казур-Уд.

- Цыц! - пальнула воровка.

Она прошла совсем немного. Треснуло. По коридору расплескалось сиреневое зарево. Вскрикнувшую женщину отшвырнуло назад. Лишь каким-то чудом она не сшибла шепчущего мистика.

- О-о-ох... - застонала лежащая Фиона.

- Вот же дурная баба, - покритиковал разбойник.

Прижатая к груди, правая рука воровки дрожала, как часто бывает у старух. Из носа текла кровь. В злополучном коридоре затухало сиреневое свечение.

Мистик широко раскрыл глаза и остерёг:

- В следующий раз без самодеятельности.



Сергей Волк

Отредактировано: 23.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться