Отец Лжи

Размер шрифта: - +

Куклы. Один день до Метаморфозы

Вой усиливается. По Казур-Уду бегут мурашки. В его объятьях дрожит Фиона. Мужчине хочется защитить женщину. Но понимает, что и сам беззащитен. Или почти...

Скорпион выставил перед собой руки с растопыренными пальцами и начал напевать, низко и протяжно. Окаймлявшийся багряным плащ вспыхивал белыми пятнами.

Сизая дымка окольцевала троих человек. Ноги-руки разбойника окоченели. Он выдохнул облачко пара. Вдохнул. Обледеневшим лезвием воздух резанул лёгкие. Казур-Уд зажмурился, а когда открыл глаза, дымчатое кольцо вращалось. Быстрее и быстрее. Испуганная воровка тряслась, пряча личико на груди здоровяка. В напевах мистика звучала фальшь. Воняло серой и страхом. Кольцо смыкалось.

Сперва разбойник списал это на разыгравшееся воображение. Но нет. Во вращающемся дыму уже отчётливо видна физиономия. Квадратный морщинистый лик с печальными глазами и скошенной пастью; острые уши как у лисы торчат. Казур-Уд ещё крепче прижал к себе Фиону. Их обоих трясло.

Мистик по-прежнему напевал. Правой рукой чертил круг. Левой щёлкал пальцами. Дым клубился. От кольца раз за разом отделялись щупальца. Правда, подползти к людям не решались. Пока не решались.

- Скорпион!!! - прокричал разбойник.

Вместо ответа мистик затянул высокую ноту. Она выбивалась из его низкой песни как непорочная красавица среди старых сифилитических шлюх. Квадратная харя в дыму оскалилась. Задубевший Казур-Уд заметил вторую физиономию. Такую же злобную. Затем третью, четвёртую... Здоровяк попробовал позвать Скорпиона. Твёрдый ком встал в горле.

Песнь мистика и завывание непокойных духов звучали в пещере. В дыму всё больше и больше рож. Кроме квадратных есть растянутые со скошенными ртищами. Вскоре у голов начали отрастать тела. Одни человеческие, другие пуще подошли бы осьминогам. Разбойник обнимал дрожащую воровку и... не чувствовал рук. Три светящихся шара дрожали возле Скорпиона. Его лихорадочно трясло. Нервно дёргались глаза Казур-Уда. Дыхание превратилось в сущую пытку. Вместе с ледяным воздухом мужчина получал неимоверную злобу, жажду и голод духов. В животе разбойника будто взбешённый дикобраз поселился. Хотелось выть от боли, но нет сил.

Изморозь на сталактитах и сталагмитах. Серое кольцо духов становится молочного цвета. Полупрозрачные фигуры проступают чётче. На тянущихся к людям пальцах различимы морщинки, заусеницы у пожелтевших ногтей. Из пастей высовываются языки-змеи. Крепко зажмурившаяся Фиона зарылась головой в грудь Казур-Уда и дрожала. У разбойника кровь прилила к лицу. Уши пылали.

- А-а-а-а-ау-у-у-у-ум!!! - заголосил мистик и махнул руками.

Казур-Уд чуть не ослеп. В уши ворвался истошный ор духов. Зловонный смрад гноя наполнил пещеру. По ней разнёсся истерический смех Скорпиона.

Кольцо молочного дыма тускнело, рвалось в клочья. Сизыми лохмотьями духи падали на холодный пол и растворялись как в кислоте. Запах серы драл лёгкие и выедал глаза. Щупальца с присосками тянулись к мужчинам и женщине. Но духам было не по силам противостоять Ночному Смотрящему. Ослабшие щупальца шлёпались на пол и сморщивались. Из клыкастых пастей вырывались крики и визг. Мистик, воистину, могущественный.

Сбившееся дыхание Казур-Уда постепенно выравнивалось. Вопли духов затихали, сменяясь всхлипыванием и плачем Фионы. Она не боялась обычных людей, но вот духи её напугали как маленькую девочку. По щекам текли слёзы.

Воняло гарью.

Улыбающийся вспотевший Скорпион медленно крутил над головой руками. С каждым движением кольцо дыма отступало и тускнело. Всё меньше и меньше фигур. Духи умирали. А вместе с ними истаивал и серный смрад.

Поединок дался мистику нелегко. Он дышал тяжело, кашлял. Обглоданные клочья дыма отползали к стенам, где испарялись сивыми ленточками.

Казур-Уд погладил всхлипывающую Фиону по голове и прошептал:

- Успокойся. Всё уже позади...

Молодая женщина посмотрела на него, сморгнула слёзы и спросила тихо:

- Правда?

- Правда, правда.

Последние клочки дыма исчезали. Становилось теплее. Казур-Уд впервые по-настоящему осознал, что их троица - одна команда.

- Всё хорошо, Фиона, - здоровяк нежно прижал женщину к груди. - Всё... хорошо...

Мистик откашлялся громко, высморкался и обернулся. На лице светился триумф. Усталость тоже заметна.

- Признаюсь, довелось постараться, - Скорпион вытер со лба пот. - Теперь путь свободен.

Громыхнуло и вспыхнуло. Разбойник понял, что у него из рук вырывают Фиону. Он попытался удержать её. Пальцы схватили пустоту. Потолок метнулся в сторону как рыночный вор.

Казур-Уд взревел от досады и боли в спине. Каждый позвонок гудел. Распластавшийся на холодном полу пещеры разбойник закашлялся.

В ушах свистело. Каменные стены дрожали, покачивались.

«Что стряслось?» - пришло на ум здоровяку.

Он сморкнулся кровью и почувствовал чужой страх. Чужой, но всё же знакомый. «Фиона!!!»

Казур-Уд подхватился и оцепенел от увиденного. Чуть слева валяется мистик в изорванном плаще. А справа над бледной воровкой навис огромный дымчатый дух. Массивная голова в форме куба на изогнутом змеином теле. Вытаращившаяся женщина даже не моргает.

Застонал и зашевелился Скорпион. Приподнялся на локте. По лицу текла кровь.

Пещеру наполнял тихий монотонный гул.

Мистик кашлянул и повалился на бок, где и забился в судорогах.

Довольно и утробно заурчало. Казур-Уд уловил кислую вонь дымчатого гада.

К воровке вернулась подвижность. Не отрывая взора от духа, женщина начала отползать к стене.



Сергей Волк

Отредактировано: 23.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться