Отец Океан

Размер шрифта: - +

Сеанс связи

 

На ужин кок порадовал, запек целиком половину морского угря в каком-то умопомрачительном соусе. Для этого, судя по разговорам команды, ему пришлось на время арендовать контейнер для оцинковки торпед, не говоря о прочих ухищрениях. В другой раз это позабавило бы Марка.

Однако сегодня рыбное меню было ему особенно не по вкусу. Мешала какая-то птица, замеченная во время вылазки на берег. Марка занимал вопрос – похожа ли она на утку по вкусу так же, как с виду. У нее должен быть какой-то вкус. Но какой?

Традиционно выкурив с лоцманом по сигаре, потом до самого вечера Марк пребывал в каком-то полусне. На приборах ничего нового. По связи вяло переговариваются дежурные. Радисты базы бубнят стандартные запросы, получая на них стандартные ответы.

Все как всегда за эти последние пять лет.

Он плавал в полудреме бессвязных мыслей, то и дело поглядывая на время и на индикатор сети. Пока что он был блекло-серым, мощность сигнала – ноль процентов.

Но, двигаясь по своей орбите, Океан продолжал неуклонно приближаться к зоне доступа Ретранслятора – единственной уцелевшей после войны станции связи. Кроме роботов, на ней больше никого не было. Возможно, поэтому она до сих пор продолжала действовать, питаясь одними лишь солнечными лучами.

Вот наконец и 16:39.

- Ретранслятор М116 вошел в зону доступа. – сообщил хрипловатый женский голос Системы. - Мощность сигнала – один процент… девять процентов… двенадцать процентов…

Он включил запрос связи.

 

Земля.

Элен в сети не было, поэтому он стал смотреть новости, удержав обиду.

Процесс объединения конфедераций продвигается. Сегодня достигнуто соглашение об унификации транспортных тарифов.

Погода… почти на всей планете теплое, нежное лето, нарушаемое лишь изредка циклонами, антициклонами и проблемами в системе управления климатом. Лишь на некоторых курортах – осень, зима, в зависимости от профиля.

Ослепительно-белые вершины, по которым на горных лыжах катятся счастливчики. Романтические парочки, бредущие по красно-желтой осенней аллее.

Марк вздохнул. Картинки мелькнули всего на пару мгновений, но этого хватило, чтобы ему остро захотелось взорвать лодку ко всем чертям. Захотелось проклясть ту минуту, когда он соблазнился на высоченный гонорар и отправился сюда.

Политика.

Похожий на седую обезьяну сенатор Джинхуан обещает утвердить в сенате Евроазиатской конфедерации программу по возвращению экспедиции с Океана. Даже если программу утвердят, вернутся лишь за частью – за теми, кому возвращение нужно в первую очередь по социальным показателям – наличие детей, например.

Для тех, кто любит пикантное – борьба с остатками криминала в глухих уголках амазонских джунглей. Робокопы при поддержке спутников, ботов и вертолетов отлавливают чумазых бандитов, прячущих в запутанных зарослях и пещерах свои допотопные ружья.

Марк согласился бы и на то, чтобы в одной линии с этими робокопами брести по душной амазонской сельве, или как она там называется. Лишь бы смыться отсюда, из этой безнадежной, безмолвной изумрудной глубины.

 

Жена появилась в сети, но сама не выходит на связь. Вот уже пару месяцев она поступает именно так. Он почувствовал легкий укол страха.

- Элен?

- Привет, дорогой. Ты здесь?

- Ну да, раз я тебя вызываю.

- Нет, просто в прошлый раз вместо тебя появился твой напарник.

- Милая, это было неделю назад.

- Я имела в виду, что в один из прошлых раз.

- Я понял. Ну как ты?

- Все так же. Работаю. А ты?

- Я тоже.

- Какие-нибудь новости?

Марк задумался. Говорить, не говорить? Но за это время столько раз им было не о чем разговаривать, что он решился рассказать. А, собственно, чего бояться? Это же не …

- Представляешь, мы сегодня спасли одного человека.

- Да ты что? Как это?  Что случилось?

- Плыли… в очередной раз по периметру. Смотрю, барахтается. На поверхности. Представляешь, его даже детекторы не засекли. Потому что он, как бы, не человек. У меня даже спор со старпомом случился на эту тему.

- Почему?

- Он не хотел его спасать. Говорит, это же не человек.

- Это ужасно! Как такое может быть? Он такой жестокий, твой старпом?

- Да нет, не жестокий… я тебе говорил как-то, у моряков вообще такое отношение… ко всем людям из первой экспедиции… Они считают, что это не люди. Они мутанты, они привыкли к планете. Но это же понятно, они тут родились. Мутировали, у них другая кожа, говорят что у некоторых перепонки между пальцами. Они плавают, как рыбы.

- Фу, это ужасно.



Василий Ансимов

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться