Отец Океан

Размер шрифта: - +

Аборна

Спал он плохо. Секс с барби не принес даже того эфемерного удовлетворения, которое он привык получать в качестве снотворного для души и тела. Его мучила мысль, что его сперма – миллионы его маленьких генетических копий – высушивается внутри этой куклы и хранится до тех пор, пока камера хранения не переполнится, и тогда барби скажет ему сладким голосом:

- Милый, мне пора освежиться.

Мозг не желал отключаться, Марк не желал прибегать к релаксантам. В результате он промучился поверхностными снами все пять часов.

Например, он, Элен и Утоййя обедают в ресторане и обсуждают тему, дозволительно ли капитану подлодки, находящемуся в потерянной на далекой планете экспедиции, заводить роман с симпатичными туземками, и как в этой связи относиться к их мутациям.

Мысль о том, что мутация могла затронуть специфически женские органы, показалась ему в этой слегка кошмарной дреме чрезвычайно важной и достойной научного изучения.

В другой раз Марк обсуждал с сенатором Джидхаусом – почему-то во сне его звали иначе, Найфхаус – проблему финансирования спасательной экспедиции на Океан. Оба говорили очень тактично и деликатно, тема ведь весьма неоднозначная. Сенатор тактично намекал Марку, что стоимость такой экспедиции превышает ее экономическую эффективность, и они должны искать путь домой своими силами. Марк деликатно настаивал, что речь идет о спасении людей и воссоединении расставшихся родственников. Разговор ни к чему не привел, и стороны расстались, обоюдно довольные собеседником и несколько расстроенные невозможностью достижения компромисса.

Проснувшись, Марк подумал, что визит на Аборну он совершит рано или поздно. Так зачем откладывать, пока расписание Периметра позволяет.

Первым распоряжением, после обычных «утренних» проверок и рапортов, была подготовка к высадке на Аборну.

Марк приказал проверить в хранилище запасы сахара – его было еще около десяти тонн. Подумав над доводами судового кока, он согласился все же, что для начала это многовато, и ограничился мешком в пятьдесят килограммов.

Хольм подготовился к новой высадке еще более тщательно – на этот раз его багаж составляли четыре контейнера, парализатор и биопробник. Посмотрев на объем его снаряжения, Марк чуть не прыснул со смеху.

- Кто это все будет тащить, Хольм?

- Ну… я.

 

Вскоре катер уже нес их к острову.

Солнце только поднималось над невысокими волнами. Остров возвышался впереди, окутанный утренним туманом.

Полной грудью вдыхая холодный морской воздух, Марк волновался, сам не зная почему. Теребил китель, поправлял ремень, висевшую на нем кобуру с пистолетом.

Кого он боялся? Жрецов? Утоййи?

Скорее всего, самого себя.

 

И снова – бегущий по берегу человек в набедренной повязке, с копьем. Не иначе как патруль, подумал Марк.

На этот раз с момента, как катер выполз на берег, делегацию пришлось ждать долго. На этот раз это были двое в тогах из плетеной травы – морщинистый, как высохшее яблоко, старик с печальными глазами, и сердитый толстяк – и один воин в набедренной повязке, который сразу отошел в сторонку, присел на берегу, бросив копье рядом, и закурил что-то.

- Что хочет капитан? – был первый вопрос, его задал морщинистый старик.

Узнав об их желании высадиться, они не удивились.

После некоторой паузы, во время которой стороны недоверчиво рассматривали друг друга, разговор зашел о погоде.

Затем о рыбах. Здесь Хольм неожиданно принял участие, поведав жрецам о том, что косяки промысловых рыб мигрировали южнее курса Аборны, по каковой причине им в ближайшее время изобилие не светит. Однако примерно через месяц Аборна и косяки снова встретятся, утешил он их, и тогда уж не зевай.

Он сыпал непонятными словами и размахивал рукой, будто обнимая Океан и чертя на нем схемы движения. Глаза старика засветились одновременно уважением и скорбью.

- Человек с каплями на глазах знает пути рыб. Такой человек нужен Аборне.

Хольм испуганно оглянулся на Марка. Тот улыбнулся в ответ.

- Мы можем помочь Аборне. Мы привезли сахар.

Вопреки его ожиданию, особой радости жрецы не проявили.

- Маленький мужчина с толстым лицом уже привозил на Аборну сахар, - ворчливо заметил толстяк. - Сахар не рыба, его любят женщины и дети, мужчины делают из него джагу и сходят с ума. Мы запретили сахар на Аборне.

Марк почесал нос.

- Что же нужно Аборне?

- Аборне нужна рыба.

Жрецы переглянулись.

- И еще… защита, - добавил старик. – Плохой черный остров скоро будет рядом с Аборной. Они плавают на больших лодках, убивают и едят людей. Это случается каждые восемь больших солнц, и скоро должно случиться.

- Черный остров? – переспросил Марк, роясь в памяти.



Василий Ансимов

Отредактировано: 17.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться