Отель "Атлантида"

Размер шрифта: - +

Седьмая часть

Читатель справедливо удивляется. Почему же повествователь раньше не поведал всю правду, почему не рассказал об истинных мотивах своего поведения? Что ж… Наверное, я всё же надеялся, что и читатель, и опытный следователь всё-таки поверят моим невинным выдумкам и мне не придётся раскрывать тот план, который мы придумали вместе с прелестной Натальей. Хотя, если подумать, это объяснение кажется довольно-таки неправдоподобным. Наверное, я просто хотел внести дополнительный элемент интриги в своё правдивое повествование, соединить документальность с некоторой остросюжетностью.  Да. Скорее всего, именно такими мотивами я и руководствовался. Но мне кажется, что от этих моих совершенно невинных выдумок книга только выиграла. В конце концов, любой, кто интересовался всей этой историей, мог вполне узнать из официальных источников и из средств массовой информации, как всё было на самом деле. Если читатель обратился к моему документальному роману, то ему, пожалуй, была важна не сухая фактология событий, а мой личный взгляд на произошедшее, мой субъективное видение ситуации, как её непосредственного участника. Именно это я и стараюсь сделать. Но, видимо, теперь мне всё-таки следует выложить все карты на стол и рассказать, почему я оказался в кабинете Екатерины Борисовны Линяевой в тот злополучный вечер.

Всё довольно просто. После того, как Наталья Ершова пришла ко мне в номер заплаканная и измазанная золой, после того, как я отмыл её, мы откровенно поговорили. Я сказал, что хочу ей помочь. Девушка удивила меня, заявив, что, как ни странно, я действительно могу быть ей весьма полезен. Дело в том, что они с Олегом Афанасьевичем уже некоторое время думают о том, как бы им разоблачить махинации Екатерины Борисовны Линяевой. И Наталье, и Щетинину, да и некоторым другим работникам отеля очевидно, что что-то здесь не так. А раз уж этим делом заинтересовались сотрудники ФСБ, то дело уж точно нечисто.

– Каков же ваш план? – заинтересованно спросил я. – Что вы собираетесь делать?

Наталья объяснила мне. Завтра как раз представится хороший шанс осуществить задуманное. У Олега Афанасьевича, разумеется, есть дубликаты ключей от разных номеров и кабинетов в отеле. Линяева вечером всё время будет на благотворительном приёме. Большинство служащих также будут там, либо в зале для церемоний, либо на первом этаже. Менеджер отеля даст мне ключ от кабинета Екатерины Борисовны. Я прокрадусь туда и покопаюсь в её бумагах, а если удастся, то и в её компьютере. Я буду искать что-либо странное, что может пролить свет на происходящее.

Так я, собственно говоря, и сделал. Надев перчатки, чтобы не оставлять отпечатков пальцев, я поднялся на третий этаж. Я уже собирался открыть дверь ключом, который мне дал Олег Афанасьевич, но тут я обнаружил, что дверь была не заперта. Я осторожно вошёл внутрь и включил свет. Увидев тело Кирилла Петровича Афанасьева, расположенное на диване, я едва не вскрикнул, но вовремя остановился. Первым моим порывом было желание тут же позвать кого-нибудь. Но я сообразил, что, учитывая ситуацию, в преступлении могут заподозрить меня. Ко всему прочему, у меня есть ключ от кабинета Екатерины Борисовны и будет очень трудно объяснить, что я здесь делал. Я быстро закрыл дверь изнутри, чтобы меня не застали здесь. Я начал судорожно соображать, что мне теперь нужно делать. Я решил, что мне нужно просто-напросто уйти из кабинета, оставив всё так, как было до моего вторжения. Перед тем, как это сделать, я, повинуясь какому-то странному иррациональному порыву включил компьютер Линяевой. Мне всё-таки не хотелось отсюда уходить с пустыми руками. Я вставил заранее приготовленную флэш-карту и начал на неё копировать фактически все подряд файлы, названия которых мне казались заслуживающими внимания. Закончив с этим, я выключил свет в кабинете, открыл дверь, осторожно выглянул в коридор, убедился, что там никого нет, и быстро вышел, не запирая комнату.

Олег Афанасьевич во время всей этой операции исполнял свои служебные обязанности, встречая прибывающих гостей и решая разного рода организационные вопросы. Наталья тоже в тот день работала в отеле. Через какое-то время один из служащих гостиницы случайно заметил, что дверь в кабинет Екатерины Борисовны не заперта. Войдя внутрь и включив свет, работник обнаружил тело Кирилла Петровича. Поднялась шумиха. Кто-то из гостей поспешил покинуть отель. Другие обсуждали случившееся. Я вышел в холл. Наталья и менеджер отеля беседовали, отойдя немного в сторону. Вид у них был взволнованный. Я приблизился к ним и рассказал, чему стал свидетелем. Очевидно, в это время как раз кто-то делал фотографии, и поэтому в распоряжение Ивана Константиновича потом попали снимки, где хорошо видно, как я разговариваю с Натальей и Олегом Афанасьевичем. На следующий день мы трое обсудили общую версию, которой мы собирались придерживаться, если возникнут какие-то вопросы. Я вспомнил про ключ от кабинета Линяевой и отдал его менеджеру отеля. Он вернул его на место. Ну а дальше всё более-менее понятно.

 

 

***

 

 

На этом, однако, странности для меня и Натальи не закончились. Через несколько дней, ещё до того, как на Екатерину Борисовну было якобы совершено покушение, Наталья получила странное послание. Когда она шла после рабочей смены в свой закуток, к ней подошёл молодой человек, которого она не знала, и передал ей конверт. Она потом показала мне его содержимое. Там было несколько фотографий. На них, в частности, можно было разглядеть Германа Михайловича, Сергея Анатольевича Королёва и, как ни странно, Викторию Григорьевну Крестинскую. Они все были сфотографированы рядом с каким-то большим особняком. На нескольких снимках из этого здания также выводили симпатичных девушек, некоторые из которых были одеты лишь в нижнее бельё. Сзади на одной из фотографий было написано: «И Коростелёв, и Королёв не столь невинны, как вам кажется. Обратите внимание на то, что происходит на Синей Вилле».



Виталий Волков

Отредактировано: 30.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться