Отель "Лунный призрак"

Размер шрифта: - +

Глава II. Автобус №5

 

Из хороших новостей было лишь то, что среди спешно собранных вещей всё же отыскались салфетки для снятия макияжа, а на вокзале было более-менее тепло и многолюдно, благодаря чему удалось затеряться и не вызвать подозрений. Удалось даже немного поспать. На собеседование Ника планировала пойти прямо с утра, поэтому с нетерпением ждала хотя бы половины девятого.

Она беспокойно теребила рукав тёмной лёгкой куртки в которую пришлось переодеться из-за того что пальто после вынужденной вечерней прогулки оказалось слишком мокрым чтобы его можно было без последствий для здоровья надеть ещё раз, прежде чем оно высохнет.

И вопрос с багажом тоже оставался открытым. За два с половиной года каким-то непостижимым образом вещей стало втрое больше чем было и ни от одной из них не хотелось избавляться, но и носить всё с собой — тоже не выход. Рюкзак, огромный чемодан на колёсах и сумка с двойным дном, которое отстёгивается если нужно «впихнуть невпихуемое».

«Если станет совсем хреново — в чемодане и перекантуюсь», – невесело подумала Ника. Самой себе она сейчас больше напоминала цыганского барона который сидит на баулах с турецкими тканями и ворованными кастрюлями.

Покупать еду на вокзале казалось опасной затеей, но голод оказался сильнее. Ника накинула рюкзак, поставила сумку на чемодан и покатила свои пожитки до ближайшего киоска с пирожками.

«Это похоже на грустный фильм из Китая. Как он там назывался? Героиня прожила с парнем лет десять, а он её разлюбил и нашёл другую и ей пришлось уйти из дома потому что они не были женаты. Она ещё умерла в конце и стала преследовать тех двоих на фотографиях...»

Пирожок достался удивительно вкусный и у Ники от этого даже немного поднялось настроение и проснулась вера в себя и в чудо. Из здания вокзала она вышла почти улыбаясь и спешно направилась к остановке на которую уже подъехал нужный трамвай.

«Грузоподъёмность женщины ограничена лишь её кредитоспособностью», – заключила девушка, с грацией бойца в экзоскелете затащив чемодан с сумкой на центральную площадку одним впечатляющим рывком.

– До Пушкина доедем? – спросила она у кондукторши.

– Пушкина длинная, вам куда надо?

– Тринадцатый дом.

Женщина задумалась отсчитывая сдачу.

– Это где-то в самом начале, под лесом. Выходите на «ТРЦ» и пересаживайтесь на пятый автобус. Туда только он ходит.

– Ясно, спасибо.

Ника слегка забеспокоилась.

«Под лесом? Получается, самая окраина. Ни транспорта, ни магазинов — одна промзона вокруг и частники. Там вроде, ещё какой-то монтажный техникум был...»

Но зарождающееся чувство смутной тревоги было задушено на корню внезапно заскочившей в салон бывшей однокурсницей.

– Света?

Ника такой примерно её и запомнила. Маленькой, но будто сияющей изнутри. Аккуратно уложенные светлые волосы, длинные гелевые ногти и неизменные стрелки на глазах. Света ушла ещё в начале прошлого года, буквально после первой же сессии, но Ника хорошо её запомнила потому что за всё время больше ни с кем так не сблизилась.

– Ой, привет, Вероника! – удивлённо поприветствовала её блондинка.

– Как ты тут оказалась в такую рань?

– Я живу теперь на Поликарпова, мы с Антошкой ипотеку взяли.

– О, молодцы. Как там ваш Егор?

– Бесится. Мы ему второго подкинем скоро! – бодро ответила Света, похлопав себя по животу.

– Вот это вы смелые...

Света ушла сразу же после того как узнала о беременности. Антон — её молодой человек — оказался парнем честным и вскоре на ней женился. Ника мало что знала о нём и их совместной жизни, но за Свету порадовалась.

– Да ну... Где один — там и второй. Лучше сразу рожать погодок. И возни меньше, и им веселее.

– А родители помогают?

– Есть немного. У меня мама в Таганроге живёт, часто сюда мотаться не может, но недавно как раз отпуск брала на недельку чтобы с малым повозиться. Антохины родители уехали обратно в Грузию, нас на следующее лето в гости звали, сами время от времени тоже приезжают то на месяц, то на недельку. Живём потихоньку. Ты как?

– Тоже более-менее.

– А ты куда с такими баулами, кстати? Из общаги съехала?

– Ну, да... – солгала Ника.

Света протёрла запотевшее стекло ладонью и резво метнулась к открывающейся двери.

– Ой, всё, пока! Моя остановка. Давай, удачи!

– Пока...

Ника проводила взглядом подругу, которая осторожно обходила строительные леса которые возвели на тротуаре перед зданием «Детского мира».

«Второй ребёнок... ипотека... Антоха. А что у меня? Ночёвка на вокзале и чемодан с трусами и сковородками. Шикарно живёшь, Ника. Сильная и независимая».

Минутный разговор со старой знакомой погрузил в пучину задумчивости. Люди заходили и выходили. У каждого — своя жизнь, свой дом и свои проблемы. Все хоть как-то, но устроились. И Нике стало стыдно за себя. В голове прорезались первые размышления о том, что излишнюю гордыню иногда нужно усмирять.

– Девушка! – обратилась к ней кондукторша, – «ТРЦ!»

***

На улице было белым-бело. Ника даже не сразу поняла, в какую сторону идти.

«Я уже вечность иду как ёжик в тумане и хоть бы один человек мимо прошёл... Жуть».

Она никак не могла найти остановку.

«Что за жизнь... Я куда-то не туда свернула? Где она вообще может быть?»

Коммерческие постройки уже заканчивались и наверху угадывались очертания телевизионных антенн на панельных пятиэтажках. Где-то во дворах орали коты, но больше не слышалось ни единого звука. Ни людей, ни машин, ни вездесущих детей с портативными колонками.



Алиса Кошкина

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться