Отель "Лунный призрак"

Размер шрифта: - +

Глава VII. Герман

 

Герман беспокойно всматривался в своё отражение в новом зеркале, но не видел никаких изменений. Старое прошлой ночью пришлось разбить, но это всего лишь отсрочит ход необратимого, а не приостановит распад полностью. Где-то в одной из больниц всё ещё лежит его тело. Но где? Каждый новый медиум оказывался бессилен. Если и с Никой не удастся установить достаточно прочную связь, у «Лунного призрака» вскоре появится новый владелец.

Судя по участившимся приступам, состояние тела уже критическое, а срок его собственного контракта подходит к концу.

«Дурной сон, запах чуда и ведьмины слёзы. Осталось добыть самые трудные компоненты...»

Примерно полтора года назад Герман попал в аварию и очнулся глядя на себя с высоты трёх метров. Он парил над машинами скорой помощи и окружившими его людьми, не в состоянии вернуться за руль, когда его окликнула бледная женщина в длинном чёрном плаще.

«Похоже, тебе пора», – сказала она, кивнув в сторону машины из которой вырезали болгаркой кусок двери, чтобы достать усыпанное осколками израненное тело.

Герман метался между людьми, но никто не мог его ни услышать, ни увидеть.

«Я же здесь! Люди! Я живой!» – кричал он в лица сочувствующих зевак.

«С этим утверждением можно поспорить», – осадила его женщина. – «Живым ты был две минуты назад, а сейчас мне тебя порадовать нечем».

«Как же так...»

Герман очень любил жизнь. Никогда не унывал, не жаловался и не опускал руки. Про таких говорят «солнечный мальчик». Он всегда любил быть в центре внимания, мог стать звездой любой вечеринки, а уж сколько девичьих сердец разбил... Впрочем, за это и поплатился. Бывшая девушка – безобидная с первого взгляда и кроткая Лена – подсыпала в чай снотворного. Как итог — Герман просто уснул за рулём и слетел с дороги на скорости восьмидесяти километров в час. Лена знала, что он на машине и поэтому не предлагала алкоголь. В тот вечер они «случайно» встретились за городом на дне рождения общего друга, который уговаривал его остаться на ночь и утром продолжить веселье вместе со всеми, но начальник неожиданно вызвал на работу и это привело к трагедии.

«За что? Я же не сделал ничего плохого!»

«Судьба», – женщина лишь равнодушно пожала плечами.

Герман впервые за долгое время хотел расплакаться, но не получалось. В последний раз он плакал, кажется, лет в шесть. Мама тогда ушла на работу и оставила его одного дома, а потом долго не возвращалась. На улице стемнело, он ужасно проголодался а её всё никак не было. Она вернулась под утро, ужасно извинялась и разрешила весь день смотреть мультики и не ходить в садик. А через месяц у них в жизни появился дядя Паша.

«И ничего нельзя изменить?» – с надеждой спросил Герман.

Женщина лишь отрицательно покачала головой.

«Ясно, ты — Смерть. Пришла забрать меня».

Небесную тишину разразила вспышка заливистого смеха.

«Насмешил, братишка!» – она едва смогла вдохнуть, чтобы сказать это. – «Я, скорее, средний палец на правой руке», – она согнулась пополам от хохота продемонстрировав всем известный жест. Герман поморщился.

«В смысле?»

«Кажется, ты — прикольный парень. Есть тут одна работёнка... Но, сразу хочу предупредить: пыльная. Оплата гарантирована и на время выполнения дадут отсрочку».

Так Герман и стал Управляющим отеля для нечисти.

– Герман Алексеевич! Там... там у этой... истерика!

Запыхавшаяся Виолетта не на шутку его взбудоражила. Подниматься на третий этаж ближе к вечеру он позволял только Соне, а раз прибежала не она, дело и правда серьёзное. Он собрал волю в кулак и постарался придать голосу как можно более спокойное и зловещее звучание.

– Кто позволил меня беспокоить?

Виолетта прижалась к стене.

– С-соня сказала...

От страха девушка на минуту потеряла контроль над своим человеческим обличием и покрылась серой чешуёй.

– Ладно, – лениво выдохнул Герман. – Тащите сюда. Мне некогда.

***

Этот сон снился Нике довольно часто. Она ехала с незнакомыми людьми в старом автобусе по узкой дороге, выдолбленной над морем. Море и горы... День всегда солнечный. Высоко. Душно. Нет никакого шторма, но приходит огромная одиночная волна и смывает автобус целиком, не оставляя шансов. Время от времени она успевает проснуться до того момента как мучительно захлёбываясь, умирает, но такое бывает редко: во всех своих снах она до конца переживает момент смерти. Её сбивала машина, она падала с обрыва, в неё стреляли из ружья и резали кортиком. Она была мужчиной, женщиной, ребёнком и бестелесным духом, который в конце сна возвращается в сырую тёплую пещеру, заполненную водой до половины. Где-то в глубине души она понимала, что смерть — это ещё не конец. Это просто потеря тела.

И теряла она его уже много раз.

Было в её снах и нечто иное. Ей снились разные эпохи и, порой, невообразимые создания, но каждый раз она обещала с кем-то встретиться. С кем-то, кто проводит с ней уже не первую и даже не вторую жизнь. С кем-то, с кем она всегда расстаётся при драматических обстоятельствах. Кажется, в последний раз их разлучили в 1916 и больше подобных снов она не видела.

«Мы обязательно встретимся», – обещала она. Оба понимали, что уже не в этой жизни.

Ника попыталась вспомнить его лицо, но оно было будто подёрнуто белой дымкой и начисто стёрлось из памяти.

«Мы обязательно встретимся...»

– С кем? – неожиданно вырвал её из омута воспоминаний чей-то слегка строгий насмешливый голос. Ника открыла глаза и обнаружила, что лежит на коленях у своего несостоявшегося директора. Хотя, точно ли не состоявшегося, с нынешним-то поворотом событий? – Ну? С кем ты там собралась встречаться? – чуть смягчившись, повторил он. – Насолила, конечно, Элла Петровна. Ни шагу со двора, пока на испытательном. Поняла? Потом выпишу тебе пропуск.



Алиса Кошкина

Отредактировано: 09.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться