Отель У

Размер шрифта: - +

Глава 10. День пятый. Черный бастион

Лев все-таки сходил наверх в свою квартиру, нашел там аптечку, перевязал себе руку, хотя кровь уже почти не текла, и сменил рубашку.

Больше в этот вечер гостей не было, если не считать двух мужчин с бледно-зеленоватой кожей. Те приперлись из Москвы с неимоверно большим чемоданом. Лев нахмурился. Такой большой багаж ему не нравился, но он не мог понять, чем именно. Ничего про контрабанду из одного мира в другой он не слышал, а во внутренних ощущениях сейчас царил такой бардак, что как ни прислушивайся к ним, ничего кроме панического: «а-а-а… я стану оборотнем, что же делать?» — не услышишь. Пришлось поселить эту пару. Они, кстати, попросили один номер на двоих. Лев пожал плечами и выдал ключи.

Ближе к полуночи в коридоре началось шевеление. Гости шли на ужин, вежливо здороваясь и раскланиваясь друг с другом.

Лев все это время сидел за стойкой тупо смотря перед собой. Беспокойство по поводу своего будущего постепенно улеглось. Он просто устал думать об этом. Сейчас его волновало другое. Слезы на глазах Ники. Почему она так среагировала? Он же ей никто. Или нет?

Лев поймал себя на мысли, что в последнее время вообще постоянно о ней думает. Тогда, когда ему предоставляют такую роскошь — возможность спокойно подумать. Ника была такая невозможно хрупкая и при этом, вопреки всем ощущениям, неожиданно сильная, с каким-то несгибаемым стальным стержнем внутри. И такая изможденная. Что же ее постоянно так мучает? Почему она не спит? Почему вечно уставшая, с ввалившимися от недосыпа глазами? Лев чувствовал, что Ника где-то внутри себя стоит на самом краю. Несмотря на всю ее внутреннюю силу, ее все-таки что-то непрерывно подтачивает, и у него было такое ощущение, что это таинственное нечто может вот-вот ее окончательно сломать. Ника постоянно существовала на грани срыва. И вот теперь еще он ей на голову свалился с этим укусом.

Она так остро все это восприняла… взвалила на свои лебединые тонкие ключицы еще и эту проблему. Лев понял, что вот это теперь ее точно сломает. И главное, непонятно что ему то делать. Он сейчас чувствовал себя безумно виноватым, но как ей сейчас помочь? Если он добровольно уйдет на ту сторону, исчезнет бесследно из ее жизни, простит ли она это себе, или именно это ее и добьет? А альтернатива какая? Сидеть и тупо ждать, пока яд оборотня распространится по телу, и он начнет превращаться? А потом он впадет в бешенство, как тот бомж, и Нике придется произнести те же слова про развоплощение, но только уже в его адрес. Разве это лучше?

Лев все-таки вышел в Дарк-Таун и дошел до дома старого карлика, который поил его отварами несколько часов назад. Дверь была закрыта, а на стук никто не отозвался. То ли хозяин отсутствовал, то ли не хотел открывать. Он был вынужден вернуться в отель.

После часа ночи стало тихо. Гости заснули. Лев повесил иллюзию кладовки на коридор и поднялся к себе наверх.

В камине весело трещали дрова. «Интересно, а кто их туда подкидывает?» — устало подумал Лев. Он сел на кровать и огляделся. Комната все еще выглядела нежилой. В ней до сих пор ничего не было от Льва. Все вещи Мэри исчезли, а сам он так ничего и не принес. Разве что портрет отца на стене.

«Надо будет его забрать, когда буду уходить, — подумал он устало, — Видимо обживать эту квартиру будет уже следующий владелец». Он лег на кровать прямо в одежде и после всего пережитого мгновенно отключился.

Так же резко он и проснулся, вместе с первым вставшим с кровати гостем. Отель выдирал его из лап сна не хуже будильника. Лев взглянул на часы. Было шесть утра.

Кисть уже почти не болела, но бинт он пока решил не снимать, чтобы не пугать гостей следами от укуса и не нервировать лишний раз Нику.

«А ведь сегодня понедельник, — подумал он, — по идее, мне в школу надо». Лев только усмехнулся. Учеба сейчас была наименьшей из его проблем. Наверное, надо было написать классной, что он заболел. В конце концов, это же было правдой. Инкубационный период может быть только у болезни.

Лев сбежал вниз. По коридору к холлу как раз шла пара мужчин, таща за собой огромный чемодан. К стойке они подошли одновременно с ним.

— Простите, а оплата за номер или за человека? — уточнил один из них, тот, что был пониже.

— За человека, — ответил Лев. Уж больно ему эти контрабандисты не понравились.

Толстый хотел было возразить, но высокий молча толкнул его плечом и тот сразу закрыл рот.

Второй молча протянул два золотых империала. Лев взял деньги и хотел было потребовать еще один за чемодан, но остановил себя. «Что-то я разошелся, — подумал он, — неужели корысть проявляется? Перестаю уже быть настоящим?»

Мужчины выкатили свой чемодан в Дарк-Таун, едва не застряв в дверях.

Достаточно быстро выехали и остальные постояльцы. К восьми утра отель был пуст. Лев машинально подсчитал деньги, прошел в кабинет и занес данные в файл. Он действовал как сомнамбула. В голове была равнодушная сонная пустота. Мысли если и появлялись, тол пугались одиночества и тут же исчезали без следа. Лев принял у поставщиков продукты и заплатил им, сходил на кухню и выпил кофе с кексом, но это мало помогло.

Как только он вернулся за стойку, в московскую дверь постучали. Гости не стучали никогда. Так мог вести себя либо тот, кто не знал о том, что это отель, либо…

«…тот, кого тут недавно сильно напугали», — подумал Лев, увидев на пороге Волкова.

На сей раз опер не спешил заходить и мялся на пороге:

— Утро доброе.

— Доброе, — согласился Лев.

— Прости…те. Как я могу к вам обращаться? — Волков явно чувствовал себя не в своей тарелке.

— Лев.

Полицейский помедлил секунду, а затем протянул руку и представился:



Глеб Кащеев

Отредактировано: 24.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться