Отголоски измученных душ.

Отголоски измученных душ.

Между Граней.

  Дмитрий был обычным человеком проживающим в родном городе Магнитозёрске. Он любил свой город и похоже что город отвечал взаимностью. Жил он своей обыденной жизнью, наслаждался впрочем как и все. Любил работу, любил работать, просто любил. Ну впрочем всё у него было в первый раз. Кроме тех бедных девушек с которыми он наигрался в своё время. Однажды он полюбил по настоящему, и эта любовь оставила в душе некие раны, нарывы и с тех пор он изменился. Стал игроком, сорви голова. Конечно раньше он был несколько серьёзнее и играл со всеми подряд лишь тогда когда представлялась возможность. Но с тех пор ушло много времени. И время которое должно было залечить раны, не залечило. Оно словно встало. Будто вечно напивающийся подросток в несчастной любви. Но напивался он весельем и множеством внимания и игрой в жизнь. Кого то любил, кого то перелюбил. С кем-то напился и устраивал дебош. Ну что же сказать, молодёжь. Дмитрию 25 лет, закончил среднее полное образование. В школе ничем таким не выделялся. Хотя у него и был интеллектуальный талант. Мог загрузить информацией кого угодно, будь то учитель или сверстник. Но в свои 25 лет Дима работает директором одного престижного магазина. Так сказать родственники открыли бизнес и затянули его туда на высокую должность. Ещё ни разу он не подводил своего дядю всегда был на рабочем месте и делал работу быстрее чем от него ожидали. Поэтому он мог быть в нескольких местах одновременно за своё рабочее время. Хотя он и делал свою работу прекрасно. Но дядя всё-таки знал, куда обычно ездит Дмитрий на своей машине и это его как никак бесило. Ездит он обычно к девушкам, приглашает их куда угодно и проводит время столько сколько надо.

  Однажды Дима поздно вечером возвращался домой. Надо было закрывать магазин отзвонится своему дяде. Виталий ему всё конечно высказал, даже поругались, но знал что лучше Дмитрия управляющего не найти. Дима не особо зол на своего босса, всё воспринимал как игру, сегодня дядя зол, а завтра будет Дима дуться, но недолго, своеобразная салочка. Подъезжая к своему подъезду он увидел очередную свою пассию. Видимо она кого-то ждала, он был даже рад увидев свою очередную любовь недалеко от своего дома. Она, не дожидаясь когда подоидёт Дмитрий сама рванула к нему, когда тот закрывал свою тачку. 

- Привет Валерия, кого-то поджидаешь? - Не успев приветливо улыбнуться как тут же получил подщёчину. - Видимо меня. - Добавил он. 

- Слушай меня сюда, мы уже с тобой обсуждали, надоело одно и то же говорить. Ты со мной или так и будешь со шлюхами таскаться!? -  

- Ну давай не будем так заводится? Я тебя люблю ни с кем я не таскаюсь они мои подруги, я бывает встречаюсь, разговариваю. Но не изменяю же. 

- Рассказывай, надоело терпеть твои оправдывания, ты наверно получаешь от этого удовольствие, когда делаешь кому то больно? Ты не представляешь как это сидеть и ждать пока любимый кабелёк нагуляется! И зачем тогда говорить что любишь если действуешь совсем как тебе вздумается. И зачем нужно было заводить отношения ты бы мог просто разок меня использовать! Или ты действительно так само-выражаешься?! - После этих слов она тихонько заплакала. Будто обессиленная после ярости упала к нему на плечи и не унималась, она плакала. Дима обнял её не выпуская из рук чтоб не дай бог не упала. И осознавал, поглаживая её волосы, всё что она сказала.  

- Дурочка, я же люблю тебя. - Тихо проговорил он. Но тут же почувствовал мощный толчок и он упал ударившись об асфальт головой...

  Когда он очнулся почувствовал что лежит головой на чём-то мокром. Он потрогал лужицу, присмотрелся сквозь тьму и это была его кровь. Никого нигде не было поблизости. Он также лежал возле своей машины, но не возле своего дома. Словно он вовсе не домой ехал. И Валерия ушла куда-то. Видимо не захотела успокаиваться и решила так покалечить Диму, чтобы проучить. Но и зачем тогда отвозить его в какую-то глушь на его же машине. И как она тогда сама добралась до города? Вопросов было много у Дмитрия, но ответов не было. Он очутился за городом в посёлке. В Под-Магнитозёрске. Так называлась деревня в 20-ти километрах от города. Кровь перестала идти из головы, и травма затянулась. Дима трогал место ушиба и там была только огромная шышка с засохшей кровью. Скорей всего он лежал тут долго и крови в машине нигде не было, словно кто-то его аккуратно перевозил. Очухавшись полностью он встал на ноги, голова немного кружилась, но чувствовал себя прекрасно. -" Темно хоть глаз выколи". - Подумал про себя Дима. На улице не было света, не было фонарей уличных из избушек свет тоже не шёл. Все давно спали. Он ориентировался от уличного света, было чуть видно что на улице твориться. -"Пора отсюда сваливать". Подумал про себя Димка и рванул к машине. Он открыл дверь, включил в машине свет и чуть не побледнел. Машина которая была полностью заправлена, была пуста. Каким то образом весь бензин ушёл, или его слили. -"Хороша сучка, видимо со всеми парнями так поступала, не удивительно что её никто не любил". - Яростно бурча под себя как недовольный медвежонок Дима в бордачке нашёл фонарик и полез под машину смотреть протечку в бензобаке. На первый взгляд ничего не было, бак был цел. В капоте машины тоже всё нормально. Осмотрев всё что можно было Дима пришёл к выводу что бак просто сухой. Вглядываясь в черноту позади деревни он размышлял где тут может быть заправка, или где нибудь достать бензин у деревенских.

  Луч света продирал самую чёрную тьму в своём существовании, он всё время тух в глубокой тьме и всегда возвращался чтобы не пропасть совсем в пугающем пространстве. Снова дребезжа словно пугаясь ночи, лучик щупает пространство и ударяется в окна избушек, столбы, как потом выясняется фонарные, давно без ламп. Но всегда выходя далеко за пределы своего света луч терялся и пропадал навсегда. -"Как странно". Появилась мысль у Димы. -"Слишком тихо. Ни собак, Ни какой другой живности в хозяйстве не слышно. Никакой деревенской возни." - Эта мысль настораживала и пугала его. Он шёл к первому домику чтобы попросить помощи, подойдя ближе, также никакой собаки, ничего вообще. Словно деревня заброшена. И это давление темноты, будто она живая и всё время сверлит его взглядом и окутывает его. Дима осторожно открыл калитку и прошёл к избе. Также тихо, даже сторожевая собака не попыталась загрызть его, потому что попросту её нет. Он потарабанил по окну, подождал с минуту, но никто даже не попытался проснуться. Он начал долбить в дверь ногой, да так громко что казалось изба вся трясётся, и ничего. Тогда Дмитрий попытался открыть дверь сам. Она с лёгкостью поддалась, он вошёл освещая путь фонарём. Он осветил сени, посветил на входную дверь в хату. Вся утварь и все приспособления просто ломились будто здесь очень активно живут. Но при этом даже никто не попытался отворить гостю. Потянувшись к ручке двери ведущей в хату он не замедлительно вошёл. Так же тишина, гробовая, даже хуже. Но всё таки Дима не попытался окликнуть хозяев. Было всё таки страшно кликать и без того унылую пустоту. Всё осмотрев он попытался выйти из дома. Но внезапно ему стало страшно. В комнате где он был, на кровати, была кровь, вся постель была из крови. И словно кто-то всё же находился под одеялом. Свет фонарика освещал нарастающий бугор, словно под одеялом кто-то вылезал из кровати, как через портал. Взади уличные окна затарабанили с оглушающим грохотом, На улице мелькнул свет. Дима бросился мимо кровати к входной двери и услышал как полностью окровавленное одеяло откинулось с тяжёлым грохотом что-то упало. Но через секунду он уже бежал к калитке. Темнота стояла та же. Никаких звуков также. Дима подумал что машина пронеслась по трассе, но никого и подавно не было. Была слышна возня в избе. Диме стало не по себе.



Алексей Кром

Отредактировано: 30.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться