Откройся мне (часть 1, 2)

Размер шрифта: - +

Глава 21

Такого поворота событий я совершенно не ожидала, и мне понадобилось несколько секунд для осознания происходящего.

Когда пришло понимание, в какие неприятности я снова вляпалась, моё тело тут же запротестовало. Но оттолкнуть Генри у меня не было возможности, он держал меня мертвой хваткой. А любое моё усилие вырваться, лишь провоцировало его сжать руки ещё сильнее.

Такое нахальное поведение Генри подняло во мне просто шквал ярости. И я не собираюсь позволять ему вести себя со мной таким образом.

Сделав ещё несколько неудачных попыток вырваться из стальной хватки этого качка, я совершенно лишилась всяких физических сил.

Быстро перебрав несколько кардинальных идей по спасению, я остановилась на последней, и тут же моя коленка пришлась между ног Генри.

Мне показалось, что удар был совершенно не сильный, и даже на секунду в голове мелькнула мысль, что и эту попытку я провалила.

Но от удара Генри моментально согнулся пополам и, скорее всего, машинально накрыл больное место двумя руками.

– Какого черта, Саманта! – в негодовании выкрикнул Блум, все ещё корчась от боли.

Почувствовав свободу, я сделала несколько шагов назад, дабы увеличить расстояние между нами.

– Это я должна у тебя спрашивать, какого черта! – Мой голос звучал жёстко и надрывисто, а из глаз буквально летели искры.

Рукой я пренебрежительно вытерла рот. И не потому, что мне был противен Генри. Это отнюдь не так, но та ситуация и подача, в которой все это произошло, вызывали у меня неприязнь.

– Чего ты добиваешься? Ты хотел взять меня силой? Думаешь, это бы что-то решило?

Генри стало немного легче, и он присел на край дивана, склонив голову на колени и запустив руки в волосы.

– Никогда больше! Ты слышишь? Никогда не веди так себя со мной! В противном случае мы не сможем больше общаться. – Во мне все ещё кипела злость и обида на Генри, и я плохо справлялась с эмоциями.

Он поднял голову и взглянул на меня глазами полными страданиями.

– Общаться? Ты серьёзно? – устало произнёс он. – Да ты вообще понимаешь, сколько боли мне причиняет общение с тобой? Каждый раз когда я вижу тебя – это мука для меня. Я не могу дотронуться до тебя. Во мне постоянно происходит борьба. – От слов Генри у меня в сердце больно кольнуло, а былая злость и обида тут же испарились. – А ты говоришь общаться...

Генри отвернулся и посмотрел в окно. А я продолжала стоять на месте.

– Ты даже не представляешь, сколько моих надежд ты разбила. Только появлялся свет в моей беспробудной тьме, только мне казалось, что счастье уже совсем близко, надо лишь руку протянуть, как тут же появлялся Он и все рушилось. Весь мой мир снова погружался в ещё более глубокую тьму. – Я отлично знала, что Генри говорит об Алексе. За вечными выяснениями отношений с Уолшем, я и не замечала, как много боли причиняла этому парню.

– Прости...– лишь смогла я выдавить из себя.

– Ты ни в чем не виновата, – уже более спокойным тоном заговорил Блум. – К сожалению, я не могу заставить тебя полюбить себя. Я даже не могу открыть твои глаза и оградить от Уолша.

– Я уже взрослая девочка, Генри.

– Но я знаю его лучше...

– Давай не начинать этот разговор. – Мне снова не нравилось, что наш разговор зашёл об Алексе. Как правило, ни к чему хорошему это не приводит.

– Но ты слепа! Ты не видишь, что он лишь пользуется тобой!

Как же быстро у меня внутри меняются чувства к Генри – ещё пару секунд назад мне было до боли жаль его, а теперь я снова начинаю злиться и закипать.

– Мы все слепы, Генри, когда любим.

Какое-то время мы молчали. Генри сидел на диване, а я продолжала стоять на безопасной от него дистанции.

– Он все равно выберет её, и тогда тебе будет очень больно.

Я бросила на Генри растерянный взгляд.

Зачем он это говорит мне? Он ведь отлично понимает, что даже просто эта фраза причиняет мне жгучую боль.

– Не переживай, ты не увидишь моих страданий, потому что к тебе я теперь точно не приду плакаться.

Не взглянув больше на своего обидчика, я вышла из холодной и безжизненной квартиры.

Приехать к Генри оказалось совсем неудачной идеей. Я и подумать не могла, что он все настолько болезненно воспримет.

Домой я вернулась полностью разбитая и уставшая. На часах ещё только полдень, а ощущение, что уже поздний вечер.

Подойдя к квартире, в душе я надеялась, что Алекс не последовал просьбе из записки и остался дожидаться меня дома. Но стоило мне наступить на коврик, как лёгкий звон ключей раздался из-под моих ног.

Значит он все-таки ушёл.

Разочарование разлилось по всему телу, и настроение окончательно испортилось.

Желания что-либо делать у меня не было, поэтому я завалилась на кровать и уставилась в потолок.

Все время моих сложных взаимоотношений с Алексом Генри пытался предостеречь меня. Он никогда не верил, что Алекс может полюбить меня и измениться. С появлением Кэтрин Генри стал ещё более настойчивее предостерегать меня. И его слова о том, что Алекс в результате выберет Кэтрин, засели глубоко внутри меня.

Уолш никогда не говорил, что любит меня. Если он и проявлял ко мне чувства, то я лишь могла распознать это с помощью намеков и каких-то действий, которые, на мой взгляд, совершаются, когда люди испытывают что-то к друг другу. Но моё влюблённое воображение, затуманенное чувствами, могло все это преувеличить или даже надумать.

Возможно, я приняла желаемое за действительное? Какие есть у меня доказательства того, что Алекс любит меня?

У меня нет оснований так утверждать. В отличие от Кэтрин...Он собирался жениться на ней. Значит он, как минимум, говорил ей, что любит её. Так почему же он не может испытывать к ней чувства по сей день?



SaySmth

Отредактировано: 27.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться