Открывая глаза

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая

Апрель 1861г.

Аудитория продолжала заполняться. Казалось, вскоре она разорвется от наплыва студентов. К моменту начала экзамена свободных мест нельзя было встретить в этой просторной зале. Пол зашел в аудиторию одним из последних; он снова опоздал, как опаздывал вот уже две недели. Заняв своё место, мужчина стал искать глазами Грегга, но того нигде не было, а когда окончательно стало ясно, что он не придет, Гудвин забросил всякую надежду увидеть своего друга на экзамене. Зато студент вдоволь насмотрелся на лица своих однокурсников, а так же преподавателей, которые не скрывали своих тревог; в этот главный для студентов день, их волнение было направлено отнюдь не на предстоящий экзамен, оно, в основном, было связано с начавшейся войной между Севером и Югом. Пол не читал газет, но от отца, крайне обрадованного началом боевых действий, он узнал, что конфедераты обстреляли порт Сампер, в котором располагались войска федералов, после чего, порт был отдан в руки напавших. Митт, жизнь которого после возвращения в город не отличалась разнообразием, узнав о разгоревшейся войне, резко изменился, превратившись из угасающего старика в резкого, сильного, напористого, рассудительного зрителя, следящего за всё новыми событиями на только что образованном фронте. В нем будто бы разгорелся хранимый доселе в темной кладовой резерв молодости и амбициозности. Митт даже пытался рассказать сыну о необходимости этой войны, о предпосылках к ней, но Пола это мало волновало. Вообще, со словом война у него возникали неприятные ассоциации, связанные с прошлой деятельностью отца, поэтому он старался не забивать голову лишней информацией, считая более необходимым подготовку к экзаменам. Но коренные жители своей страны выражали множество самых разнообразных чувств относительно дальнейшего развития военных событий. Сидящие позади Пола двое юношей, энергично спорили о причинах разногласий северян и южан.

- Ты сам подумай, если нам и вступать в войну, то точно не из-за негров.

- А из-за чего же? Я лично был на площади, когда в город прибыл Линкольн пару месяцев назад и отчетливо слышал его слова. Говорю тебе, он ярый противник рабства, и будет всеми силами стараться искоренить его.

- Стараться-то он будет, но в этой войне победит не он и не мы с тобой.

- Почему это?

- Войну ведь начал не Север, вот почему, - он ехидно улыбнулся, чувствуя своё превосходство в этом споре.

- Может, но на Юге населения меньше, к тому же множество рабов, а, значит, количество наших войск будет заметно выше.

- Это не важно, южане превосходят…

- Молодые люди, неужели вы хотите закончить экзамен, так его и не начав? – в своей манере поинтересовался у них Хованьский.

Молодые люди замолчали, начав письменную работу, однако через минуту стали вновь спорить, но уже гораздо тише, отчего Гудвин не мог их слышать.

Отложив в сторону все волнения по поводу войны и Грегга, Пол взглянул на билет, который лежал перед ним и, прочитав вопрос «Желтая лихорадка. Признаки и симптомы, лечение», принялся отвечать. На несколько секунд он взглянул на своих сокурсников, которые сейчас стали его злейшими врагами, непримиримыми и очень опасными, пускай и на бумаге. Их полуторачасовая схватка должна была разрешить все вопросы относительно победителя. Многие ещё не успев занять своё место, принялись действовать – кто-то доставал шпаргалки, кто-то повторял заученные определения, некоторые молились. Все были настроены только на лучший результат; даже внешний вид молодых людей говорил о готовности каждого принять на себя почетное звание лучшего студента. Все медики были одеты подобающе случаю: многие пришли в светлых рубашках, выглядывавших из под жилеток или накрахмаленных пиджаков. Пол заметил, что несколько лежащих на столах шляп выглядели, точно их пару часов назад купили. На некоторых, чересчур пижонистых личностях, Гудвин увидел длинные фраки, что, впрочем, их ни сколько не выделяло перед другими, а, в некотором смысле, даже опускало, так как это был просто экзамен, а не прием у президента, и подобные выходки расценивались, как позерство и щегольство. Хотя, если бы в аудитории присутствовали девушки, молодые пижоны наверняка вызвали бы у них положительные улыбки.

Гудвин мысленно радовался – вопрос ему попался весьма простой, хотя в нём был и большой минус – имевшейся информации об этой болезни в то время было не много. Вспомнив отрывки из лекций месье Гуштона, он стал описывать бушевавшую эпидемию лихорадки на юге Европе в начале века. Множество унесенных жизней в Барселоне, очаги, возникающие на юге США. Закончив вступление, Пол перешел к описанию болезни; никакой подобной информации в медицинской школе он не получал, поэтому ему приходилось хвататься за мельчайшие частички всплывающих в голове воспоминаний, и накручивать на них, словно нить на моток шерсти, свои заключения. Пол отметил, что симптомы желтой лихорадки сходы с симптомами малярии. Он писал о желтой коже, которая, возникает вследствие гниения крови, писал о гнойных образованиях на внутренних органах, писал о симптомах – жаре, холодном поте, лихорадке, головных болях. Вспомнил, что болезнь передается от больного человека здоровому. Начав новый лист, Гудвин принялся вспоминать методы лечения этой болезни, и пришел к выводу, что таких методов нет, что нет лекарств, и что можно использовать лишь симптоматическую терапию, для предотвращения обезвоживания и снижения температуры. Порыскав в недрах памяти ещё какое-то время, но, не обнаружив ничего важного, студент заключил, что причины возникновения страшного заболевания до сих пор не выявлены.



Александр Припутнев

Отредактировано: 06.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться