Открывая глаза

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая

Апрель 1861г.

Отец изменился сразу по возвращении в город; Гудвин, не готовый к таким резким переменам, не смог вовремя понять, что происходит с Миттом. Вскоре жизнь для Пола стала сродни борьбе с надвигающимся штормом – он просто не мог, не успевал противостоять отцу. Начало всему положила будничная, ничего не предвещавшая перепалка, после которой мужчины на время перестали говорить друг с другом. Для Пола это был всего лишь часто повторяющийся акт общения, с отцом же что-то произошло – он два дня после этого не мог спать, нервно вышагивая ночами по своей комнате, а стоило Полу поинтересоваться о здоровье родителя, как Митт бросал бешеный взгляд в сторону сына и ничего не отвечал, то зло, то боязливо его разглядывая. С каждым днем пожилой мужчина делался всё неузнаваемее; несостоявшихся разговоров становилось всё больше, часто Митт ни с того, ни с сего начинал кричать на сына, а порой, наоборот, будто не замечал его присутствия. Пол не знал, как реагировать; поняв, что состояние родителя становится всё хуже, он старался пресекать любые попытки споров, но у него это не выходило. Пожилой мужчина всё чаще стал забывать названия вещей, события из своей жизни, имена близких. Как-то он поинтересовался у Пола, когда придет Ханна, и почему Джерри давно не заезжает. Несколько раз Митт просил сына сходить за мамой, которая задерживалась у подруги. В те моменты Гудвин только мычал в ответ, стараясь ничего не отвечать; через пару минут отец забывал о своих словах. Порой Полу казалось, что он сам сходит с ума, так как Митт, говоря бред, вел себя так, словно его – не признаки тяжелого психического расстройства, анормальное состояние. Ханне Пол не решался писать правду, не желая расстраивать сестру сразу после отъезда и надеясь, что все наладится.

- Да, это действительно прекрасная идея! Нет! Нет, я думаю, нет смысла соединять всех вместе. Всё-таки резервация? Вы так считаете? Я уверен, в этом нет необходимости, – услышал Пол слова мужчины, зайдя как-то в гостиную.

- Пап, с кем ты говоришь? – отец сидел рядом с холодным камином, потягивая из стакана спиртное; его обращения были направлены к стоящему рядом пустому стулу.

- Ооо, Генри, познакомьтесь, это мой сын, Поль. Поль только что вернулся из армии и сейчас занимается тем, что ищет себя в этом мире.

Митт негромко засмеялся, довольный своей шуткой.

- Пап, здесь же никого нет, - Гудвин стоял неподвижно, испытующе вглядываясь в лицо Митта.

- Поль, зачем ты себя так неподобающе ведешь! Генри, простите, ради Бога, моего недотепу, он ещё совсем молод. Подозреваю, что армия выбила из него почти все мозги. Поль, поздоровайся с мистером Генри, - посмотрев снизу вверх на сына, прошептал с недовольством мужчина. Пола едва не накрыла волна отчаяния и безысходности. Он не хотел, но через силу успокоившись, протянул руку в пустоту.

- Очень приятно, - сухо заметил Гудвин.

- Поль, ты что, пьян! – вскричал отец, выпрыгнув из стула. – Что за манеры!

- Отец, но что…

- Пошел вон, не хочу тебя видеть! Нам предстоит серьезный разговор вечером.

Вечером Митт уже ничего не помнил о случившемся…

Молодой человек стал запирать дом на замок, стоило ему выйти даже на пять минут. Каждый новый день рождал новые страхи, сильнее предыдущих, рождал осознание собственного бессилия, рождал тяжелые мысли о том, что день может закончиться трагично.

За неделю до экзамена Пол нашел отца в своей комнате, стоящим на стуле, на шее у него висела петля, прикрепленная с другого конца к вбитому в потолок гвоздю.

- Пап… - подбегая к нему и хватая за ноги, крикнул парень. Отец только засмеялся, успев спрыгнуть со стула. Тот пошатнулся, и они оба рухнули на пол, порвав канат.

- Проклятые торговцы, всё бы им побольше деньжат за пазуху накидать! - откашлявшись, хрипло проговорил Митт. – Она бы меня не выдержала, черт, не выдержала! Купил сегодня у трех разных продавцов три веревки. Уже вторая рвется.

- Где ещё одна? – не своим голосом спросил Пол. – Ты в своём уме?

Мужчина не ответил.

- Отец, папа! Черт побери! Что ты творишь!

В ответ Митт лишь негромко засмеялся, растянувшись рядом с кроватью, отчего у Гудвина ком застрял в горле, так безумен был этот смех и такими бессмысленными были любые слова в тот момент.

Пол дал себе слово, что отвезет отца к Ханне сразу же после экзамена, независимо от того, удастся ему или нет получить высший балл, и, если потребуется, сам останется в доме у Джерри.

 

С этим намерением Гудвин и пришел к Митту после объявления результатов, готовый к долгим уговорам. Но необычный вид последнего насторожил Пола, заставив напрячься все мышцы в ожидании чего-то неожиданного. Перед молодым человеком, в гостиной дома, стоял грабитель исторического музея. Гудвин и представить не мог Митта в такой одежде. Больше всего бросались в глаза зеленые штаны прямого покроя, видимо те, в которых отец служил; они были очень сильно стерты за годы носки, чересчур выцветшие и сильно мятые. Невысокие коричневые ботики, в которые были заправлены штаны, отец потрудился очистить от пыли, хотя это не вернуло им первозданного вида, а скорее открыло внимательному взору трещины и потертости. До полного образа солдата русской армии начала века, который двадцать лет носит, не снимая, единственную форму, Митту не хватило доломана. Поэтому верхнюю одежду в тот момент представлял старенький пиджак, носившийся отцом много-много лет назад. На седую голову был надет обычный картуз, такой же старый, как и вся остальная одежда. Осмотрев себя, пожилой мужчина стал проверять укомплектованность небольшой дорожной сумки.



Александр Припутнев

Отредактировано: 06.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться