Открывая глаза

Размер шрифта: - +

Глава двадцатая

Июнь 1861г.

- Работаем! Ну что вы стали! Так… Зачем ты бросил саблю, надо было… Не размахивайте у меня над головой, отойдите подальше! Не останавливаемся! – надрывая голос, кричал на своих товарищей Пол, проходя между рядами тренирующихся кавалеристов, забыв о том, что он не имеет звания, чтобы командовать хотя бы небольшой группой, не говоря уже о роте солдат. С него ручьями стекал пот, день был до невозможности жарким, но он не останавливал занятие, часто сам принимая участие в поединках, то наступая на Райдера, то играя роль обороняющегося. Телосложением Оливер был очень схож с Полом, по проворности ему так же не уступал, к тому же, Гудвин знал, какое упорство скрыто в этом солдате, поэтому и выбрал его себе в соперники. Ему хотелось тренироваться с человеком, который не сдастся врагу, пока останется жив. И кавалерист полностью оправдывал желания Гудвина; Райдер так активно махал саблей, что соперник порой сомневался, действительно ли он так хорошо владеет оружием, чтобы учить остальных. Но в конце концом опыт делал свое дело, и Гудвин несколько раз подносил свой клинок к шее товарища, отчего тот приходил в неистовство, и когда они повторяли дуэль, набрасывался на Пола с новой силой. Делая небольшую передышку после очередного сражения, врач вновь начинал ходить вдоль рядов кавалеристов (многие из которых делали заметные успехи во владении саблей), раздавая то колкости, то замечания всем без исключений. Даже Жан, который сменял Гудвина на посту преподавателя и который был на «ты» с холодным оружием, получал он Пола советы, порой желая встать с ним на одну линию, чтобы на практике показать, насколько лишними были наставления врача.

- Джеб, не подтверждай своё прозвище – двигайся! – говорил в спину здоровяку молодой врач.

- Был бы ты не таким мелким, я бы на тебя посмотрел! – огрызался тот. Пола немного задевало подобное отношение к нему во время занятий, однако, он понимал, что тренируясь, нужно сдерживать себя, дабы не сделать из обучения настоящую сечу. Рота капитана тренировалась позади общего лагеря, в одном из многочисленных оврагов, которые были заполнены невероятно красивыми цветами, почувствовавшими тепло весны. Но никакая красота не могла остановить людей, вытаптывающих десятки метров этой самой красоты, в их стремлении показать свою силу будущему противнику.

- Стефан, что ты делаешь? – резко дернув Петрича за плечо, крикнул Пол. Второй лейтенант ожесточенно наносил боковой стороной сабли сильные удары по ногам и бокам защищавшегося солдата. Гудвин оттолкнул Петрича он лежащего на земле молодого паренька, самого юного из роты – Ирвина Джонсона. Оружие мальчишки покоилось в стороне от него, а сам он беспомощно закрывался руками от выпадов Петрича.

- Тренировка не должна переходить во вражду! Что случилось?

Показывая на соперника кончиком сабли, лейтенант произнес: - Он плюнул на меня! Ты представляешь, плюнул! Этот сопляк позволил себе такую наглость!

Все прекратили тренировку, собравшись вокруг спорящих. Гудвин дал руку Ирвину, тот поднялся и с жалким видом побрел за саблей, со всех сторон придавленный взорами укоризны. Пол желавший защитить Джонсона, не решился сделать это открыто. Стефан намеревался перехватить молодого парня, всё ещё не удовлетворившись мщением, но его остановил подошедший Лерой, махнув головой в сторону. Они вместе отошли.

- Так, все расходитесь! Пять минут отдыхаем, затем последний подход! – прокричал Гудвин. А подойдя к юнцу, тихо сказал: - Зачем ты это сделал?

- Пол, я не хотел, он просто стал наступать и наступать. У меня не было сил отбиваться от него. А выронив саблю, я остался без оружия. Мне пришлось остановить его налет плевком.

Гудвин улыбнулся, похлопав Джонсона по плечу.

- Правильно сделал, только впредь крепче держи саблю, - с улыбкой произнес Пол, решив, что из мальца вырастет бесстрашный солдат, ему бы лишь прибавить умения пользоваться оружием. Найдя глазами Райдера, которому хотел задать ещё одну порцию тычков, Гудвин снова построил роту на занятие.

- Жан, нужно разнообразить уроки, - предложил Пол Лерою, когда они возвращались в лагерь.

- Ох… А зачем? – спросил мужчина, которому показались нелепыми слова товарища. Изнеможённое тело француза просило холодной воды и мягкой кровати. – Тебе не кажется, что наши сабли слишком тяжелые и чересчур длинные, чтобы ими можно было разнообразить поединки. Не зря их прозвали «старым руколомом».

- Наверное, отчасти, поэтому мы не эффективно занимаемся! Навыки сражения с саблей все уже знают, но я считаю, нужно увеличить нагрузку, чтобы не было таких сцен, как сегодня. При этом нужно чаще менять соперников. Я даже подумываю, что можно проводить отдельные занятия с теми, кто сильно отстает.

- Пфф…

- А что ты машешь, разве я глупости говорю! Ты видел, Петрич мог убить Ирвина?

- Я бы тоже мог его убить, зачем же унижать человека плевками, да и самому опускаться до такого!

- Вот, чтобы этого не допускать, нужно таких, как Стефан ставить с двумя или тремя противниками.

- Пол, у тебя что, мало проблем, что ты ещё желаешь себе приобрести. Мы едва держимся на ногах, чтобы доползти до кровати. У меня уже пару раз появлялась идея закончить с этими внеурочными тренировками. Может, они нам и не пригодятся вовсе. Ты не думал об этом?



Александр Припутнев

Отредактировано: 06.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться