Отношения

Размер шрифта: - +

14

Утро началось для Ули как обычно с йогурта. Но вот йогурт оказался необычный. Она так и не поняла понравился ей вкус или нет. Организм тоже пришел в замешательство, застряв между тошнит или уже нет. Решив, что это весьма положительный момент, Саша утопал на кухню, предоставив супруге самой выбирать между "еще поспать" и "вставать". Яркие солнечные зайчики на потолке склоняли ко второму, обещая хороший радостный день. Поверив им, Уля нырнула в полуразобранный чемодан за свежим бельем. Однако прикосновение к чистой одежде навело на мысль об утреннем душе. Прихватив банное полотенце, она вышла из комнаты... И в этот момент токсикоз напомнил о себе мощным позывом, заставив бедную женщину пролететь пять шагов до ванной комнаты. Однако стоило склонится над унитазом, как тошнота отступила. Прислушиваясь к своему организму, Уля некоторое время пялилась в водные глубины сантехники, затем медленно, боясь вспугнуть хорошее самочувствие, выпрямилась. Желание вывернуть желудок на изнанку не приходило. Зато вместо него появилось ощущение, что забыто что-то важное... 
Погоняв мысли и так, и эдак, и не найдя ничего крамольного, она приступила к водным процедурам, постаравшись забыть беспричинное беспокойство.
То, что интуиция заслуживала большего доверия, ей пришлось признать минут через пятнадцать, когда, выйдя из душа, Уля наклонилась за упавшим полотенцем. Легкий скрип, воздушная волна проходит холодком по влажной коже, и забытое обретает название: незапертая дверь. В каком-то оцепенении она, не разгибаясь, смотрит назад и взгляд прикипает к серым боксерам, не скрывающим мощной мужской реакции... реакции на нее. По мозгам не шуточно прилетело молотом дурной радости и на лицо выползла улыбка счастливой идиотки. Звук судорожно выдыхаемого воздуха возвратил женщину в реальность. Подхватив полотенце Уля выпрямилась и спокойно, с достоинством развернулась. В дверях стоял младший брат мужа. Его кадык дернулся от сглатываемой слюны, рот приоткрыт, взгляд ошалело лапает ее грудь. Неторопливо обмотавшись полотенцем, женщина демонстративно покашляла. С трудом отлипнув от уже прикрытой груди, глаза подростка поднялись к ее лицу и застряли на губах.
-Извините, но сейчас занято,- произнесла она.
Ноль реакции. Разве что кадык еще раз дернулся.
Ситуация до ужаса глупая... но такая приятная, и  от нее такая пошла игривость, что, не выдержав ее напора Уля провела кончиком языка по верхней губе. Кадык дернулся, дыхание утяжелилось... и проснулась совесть- негоже мучать человека...
-Кхым!!!
Взгляд с дополз до уровня ее глаз:
-Выйди, пожалуйста. Я скоро освобожу ванную.
- Да-да, конечно... Извините... Я не это... 
Дверь закрылась.
Из зеркала смотрела привычная некрасавица с минусовым размером груди. Пожалуй на такую только подросток с его бешенным извержением гормонов только и мог клюнуть. Но ведь клюнул же! И пусть ей теперь никто кроме Саши не нужен, но душу греет... Да какой там! Ее просто взрывает от радости, что есть на свете кто-то, для кого она супер модель с разворота мужского журнальчика... Пусть даже этот кто-то всего лишь недозрелый подросток. Но всеравно приятно.
И чуть ли не мурлыча от удовольствия, Уля взялась за фен.
***
Полдня с Дэни на кухне напомнили Улю забытой атмосферой праздника. Забытой прочно и основательно. Последний раз к ней приходили "гости", если их можно так назвать, на поминки матери. В основном это были скучающие сердобольно-любопытные соседки. Совсем не тот контингент, который хотелось видеть. Однако она была им благодарна, поскольку без них проводить мать в последний путь собралось бы включая ее всего четыре человека. Мать была самой молодой в компании друзей родителей, что обернулось "привелегией" похоронить их всех. Точней почти всех, так как оставался еще дядя Вова, который давно уже не покидал своего дома.
Настоящее же веселое застолье в их квартире собиралась, когда еще был жив ее отец.
И сейчас Уля вспоминала, скорей даже реконструировала те забытые ощущения предвкушения праздника, когда все в едином порыве хватаются за разные дела с девизом "Успеть до прихода гостей". "Видимо это присуще всем странам и народам,"- думала она, глядя на то как Дэни посылает только что вошедшего Гену обратно в магазин за чем-то забытым, но очень важным. Ее мать тоже многократно гоняла всех туда-сюда. В прочем наблюдались и существенные отличия: во-первых, в количестве участвующего в действии народа и, во-вторых, в возрасте участников. У родителей, сколько Уля себя помнит, всегда собирались их друзья ровесники, рядом с которыми она смотрелось скорее внучкой, чем дочкой. Соответственно и отношение к ней было как к маленькой девочке. Здесь же она внезапно оказалась в средней группе. То есть оказалась своей и старшим и младшим.
Впрочем с некоторыми исключениями, поскольку Давид, младший брат Саши, старался ей вообще на глаза не попадаться. Он с удовольствием бы отсиделся у себя в комнате, да только Дэни постоянно находила ему дела по дому, регулярно "сталкивая" с невесткой. Парень держал "морду кирпичом", но краснел. А еще безумно льстил, старательно отводя глаза от Улиной груди. Его взгляд соскальзывал обратно. А он его отводил. И краснел, держа "морду кирпичом"...
*** 
-Рассказывай!-потребовала Тамара, утащив Улю за каким-то неизвестным надом в магазинчик.
-Рассказывать о чем?-не поняла та.
-Что у вас с Давидом?
-Ничего. Совсем ничего.
-Ха!-в глазах девушки заплясали чертенята,-хотела бы чтоб у меня с ним было такое ничего!
-То есть?
-Да этот мелкий затерроризировал своей доставучестью! А от тебя шарахается. Да еще по стеночке, краснея, уползает. Я тоже так хочу, так что колись чем ты его так?
-Хм,-Уля покраснела, - я не могу порекомендовать свой метод.
-А! значит все таки что-то было!-радостно воскликнула Тамара,- Давай же! А то я взорвусь от любопытства! И ты, между прочим будешь виновата! Ну?!
-Это... это как-то неудобно рассказывать,-совсем засмущалась Уля.
-Да?-удивилась девушка, и горящее в ее глазах любопытство увеличилось в два раз,-Тем более рассказывай!
-Я...-обреченно начала Уля не выдержала давления, но вдруг поняла, что ей действительно хочется окунуться в девчоночий разговор и поделиться произошедшим,-  забыла в ванной запереться, а он вошел.
-И что?
-Хм... Я после душа была. Полотенце поднимала.
-Он ничего себе не позволил?-с внезапным испугом спросила Тамара.
-Нет, что ты,-успокоила ее Уля,- но как видишь без последствий не обошлось.
-Но ты не обиделась,-уточнила девушка.
-Нет, конечно,- ответила Уля и неожиданно для себя добавила,-это даже было приятно.
-То есть?- растерянно переспросила золовка.
И получилось, что сказавши "А" придется сказать и  "Б".
-Ну-у... мужчины меня вниманием не баловали,- Уля твердо взглянула в глаза девушки, - сама видишь ни рожи, ни кожи, ни роста, ни округлостей. Так что, как понимаешь никто и никогда не смотрел на меня с восхищением.
-Пфе!- ответила Тамара,-ты просто не поворачивалась к ним нужным ракурсом!- и расхохоталась.



Эсфирь Серебрянская

Отредактировано: 22.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться