Отомсти мне, если сможешь

Глава 2

Я уже битый час лежала в своей постели, укрывшись по самый подбородок одеялом. За окном едва алел рассвет, а настенные часы тихо отбивали секунды. Они походили на грозного стража времени, с каждым тиком приближая момент переноса сознания.

Когда солнце показалось на горизонте, я не выдержала мучающей меня бессонницы и откинула в сторону одеяло. Еще многое требовалось сделать, не упустив ни одной мелочи: перекрыть воду, газ, отключить от электросети все приборы, закрыть окна, за исключением миниатюрной форточки, сделанных специально для подобных случаев. Не хотелось бы вернуться в мертвое тело.

На протяжении всего времени мне не удавалось отделаться от беспокойства и присутствующей неуверенности. Но я ведь ни раз переселялась разумом в другие тела и к этому делу была готова. Относительно готова.

Вчера, после ухода клиентов, Аира дала мне тонкую папку с бумагами - крупицы информации, что она успела собрать. Этого не хватало от слова совсем. Фотографии-вырезки из газеты и общедоступные данные о Ларесторе Ришель о-Шире мало чем могли мне помочь. Овера же и вовсе отказалась делиться личной информацией, вновь цепляясь за руку брата, как за спасительную соломинку. Подобное случалось часто. Люди, а в особенности те, чей род имел высокий ранг, тщательно скрывали прошлое в попытке избежать нежелательных пересудов. Поэтому умение правильно оценивать ситуацию и молниеносно принимать решения так важно было в нашем деле.  Незаконном, надо сказать.

Отдав быстро портящиеся продукты соседке, ровно в девять часов я легла обратно в постель, укрывшись одеялом и двумя пледами. Хоть и стояла теплая погода, но подстраховаться все же не помешало бы. Если тело совсем остынет – быть беде.

Спустя пару секунд концентрации сознание начало подрагивать. Я сделала глубокий вдох и вытолкнула его из своего тела, сразу же оказываясь...

- Вот дура, - это была первая фраза, произнесенная моим новым голосом, тонким и нежным, похожим на первые аккорды лирических песен. Однако бросив мимолетный взгляд на коренастого мужчину, вопросительно посмотревшего на меня, вмиг взяла себя в руки и сделала вид, будто это сказала не я.

Овера Мэредит о-Шир, жена весьма уважаемого в высших кругах бизнесмена, видимо, имела только одно достоинство – красоту. Разве сложно было оставаться в это время в постели или хотя бы дома? Она ведь знала о переселении! Но нет, сейчас я шла под охраной сквозь толпу журналистов и уличных зевак.

Столь короткий путь от некоего высокого здания до машины показался длиною в вечность. Частые вспышки камер слепили глаза. Людские голоса слились в общий гомон, давящий на уши. Изредка ко мне тянулись руки, жаждущие хотя бы прикоснуться. Я растерялась, но благо заметила открытую дверь летомобиля, которая вскоре укрыла меня от любопытных глаз.

Только на мягком сидении из светлой кожи появилась возможность выдохнуть и дать волю эмоциям. Я прижала руку к груди и избавилась от всего воздуха из легких. Что это было? Не прошло еще и пары минут в теле Оверы, а я уже задыхалась от возмущения.

Ненавижу полное переселение! Попробуй понять теперь: куда она шла, что делала? Кто являлся знакомым, а кто – нет? Еще и подробную информацию клиенты отказались дать.

Давно я не брала под тотальный контроль чужое тело, да еще на такой срок. День-два, бывало и пять, но не две недели! И если в других делах следовало контролировать действия клиента, где-нигде подсказывать, являясь посторонним наблюдателем, то здесь требовалось выполнять все самой, сыграть роль заказчицы и в конечном итоге вынудить ее мужа подписать бумаги о разводе.

Все-таки в этом деле явно не будет все так просто, как хотелось бы.  Обычные разводы совершались максимум за неделю. Особо несогласные мужья получали двойной напор и шли на попятную уже после двух суток моего пребывания в теле заказчицы. Да и при каждом переселении у меня появлялось удивительное стремление в кратчайшие сроки достигнуть необходимого результата. Никаких чувств и эмоций. Только цель и возможные способы ее достижения.

Да, это было жестоко как по отношению к объекту заказа, так и ко мне. Однако иной выход я так и не смогла найти. Дар, что так рьяно скрывался мной долгие годы, пригодился после потери самых дорогих мне людей. А теперь, когда он так во мне нуждался, я и вовсе соглашалась на любое задание. Благо Аира взяла меня в штат. Никто, ни один человек, к которому я обращалась до нее, даже не удосужился выслушать безродную. Нет буквы перед именем? Значит, ты никто. Но разве в том была моя вина, что ни один род не одобрил брак моих родителей? Или в том, что мама предпочла богатому обеспеченному жениху простого парня?

Я не обвиняла их ни в чем, только не могла понять, почему они не уехали из Иссириара? За его пределами никто не обратил бы внимания на семью без рода. А самой выбраться у меня не получалось: пересечь границу могли только замужние. Кругом безысходность.

Мой взгляд наткнулся на отражение Оверы с точеными чертами лица. Я прикрыла глаза, справляясь с охватившей меня злостью. Брат и сестра так быстро вчера убегали из офиса, словно боялись подцепить какую-то заразу. Этим высокородным лишь бы деньги отдать и не вникать в суть дела. Сама справится безродная, не маленькая. Побывали бы на моем месте, взвыли бы в первый день.  Хорошо, что план действий был составлен мной еще вчера вечером. Я давала себе два дня на изучение местности и людей, а дальше собиралась приступить к активным действиям. Имелась только одна загвоздка, помимо еще сотни других: а говорила ли Овера с мужем о разводе? Вдруг он согласится при одном упоминании? Хотя, судя по ее виду и твердым намерениям Келприта, случай действительно был тяжелым.

Летомобиль, к моему удивлению, притормозил возле Дома Искусств. Меня вновь встречала шумная толпа, от чего стало не по себе.  Сквозь окно опускавшегося на землю транспорта я вглядывалась в незнакомые лица людей, рвущихся сквозь охрану, и в который раз проклинала себя за уступчивость. Зачем только подписала этот глупый договор?



Надежда Олешкевич , Майя Чи

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться