Отомсти мне, если сможешь

Глава 2 (2)

Я вложила тонкие пальчики в широкую ладонь, затем медленно выставила свою ногу, которая при имевшемся вырезе должна была притянуть взгляд окружающих, а после встала и сама.

Вживую о-Шир выглядел в сотню раз эффектнее, нежели на странице вчерашней газеты. Темно-русые волосы, слегка вытянутое лицо, волевой подбородок, прямой нос и высокий лоб – природа одаривала высокородных особенной красотой. Или они так умело могли подчеркивать свои достоинства? В любом случае, рядом стоявший мужчина был до безумия хорош собой, но в то же время надменно холоден. Сталь застыла в его глазах. Поэтому и казалось, что смотрит он в саму душу, видя на месте жены меня, Кейру.

Я не произнесла ни слова, лишь улыбнулась в ответ, положила ладонь на подставленную руку и последовала за ним сквозь толпу репортеров ко входу в здание.

Ранее мне доводилось уже бывать в Доме Искусств. Скользкое дельце… да и справилась я тогда с трудом. Но не в этом суть. Просто сейчас мне не составило никакого труда правильно сориентироваться и ни в чем не выдать себя.

Мы вошли в зал, где располагались главные достояния Керина – исторические ценности и картины, написанные руками великих мастеров. У каждого экспоната то и дело стояли незнакомые мне люди и бурно обсуждали произведения искусства. Я веля себя скромно и учтиво, стараясь не отставать от «мужа» и приветствовать людей, к которым мы подходили. Эта вереница лиц под конец мне порядком надоела, но Ларестор слегка спас ситуацию, оставив меня одну. Он поднялся на сооруженную небольшую возвышенность и начал пламенно рассказывать присутствующим о том, как рад спонсировать данное мероприятие и дать возможность начинающим художникам и скульпторам засветится в обществе.

Все это время я чувствовала на себе косые взгляды, слышала шепотки, но держалась максимально уверенно и отстраненно. Насколько мне стало известно из бумаг, предоставленных Аирой, свадьба Оверы и Ларестора была несколько скандальной. Хоть ее род и имел высокое положение, но пару лет назад он чуть не обанкротился. Потому жена о-Шира входила в число нежелательных партий. Тем не менее, она стояла сейчас среди высокородных господ и слушала речь своего мужа.

- Дорогая о-Овера, здравствуйте, - неожиданно подошел ко мне худощавый мужчина с длинными каштановыми волосами и заключил в невесомые объятья, так же легко прикоснувшись щекой о мою. Видимо, он ждал, когда я останусь одна. А может, я со стороны выглядела слишком скучающей и меня решили развеселить?

Спешить с разговорами не имело смысла. Единственной короткой фразой я могла выдать себя. Поэтому, поприветствовав его в ответ, сделала вид, будто слушаю весьма длинную речь своего мужа.

- Вы сегодня на удивление молчаливы, о-Овера, - встал он совсем рядом. - Решили сменить тактику?

В силу незнания, кто это и как с ним общаться, ответила просто:

- Да.

- А-а, - в глазах мужчины загорелись огоньки. – Помощь нужна?

От нее бы я не отказалась, вот только в чем именно? Если он про развод, то тогда отчего обращался через «о»? Из этого следовало, что мы не близки. Но и вольности с объятиями и поцелуями тоже считались непозволительными среди едва знакомых людей. Тем более, высокородных. Так как же поступить, если информацией меня обделили?

- Здесь неудобно говорить об этом, - прошептала, наклонив поближе к собеседнику голову.

- Как насчет чашечки кофе? Заехать завтра? – нарочито громко произнес он, из чего стало понятно, что мужчина провоцирует новые сплетни. А они мне сейчас были не нужны.

- Послезавтра, - улыбнулась ему уголками губ, завидев приближающегося Ларестора.

- Опять что-то замышляете? – спросил он довольно резко, сверля взглядом то меня, то моего собеседника.

- Нет, что вы! – льстиво улыбнулся мужчина моему временному мужу, после чего быстро ретировался.

Что-либо выяснить у Ларестора не получилось. Он взял меня под руку и, скомандовав «Домой!», повел к выходу.

Как странно: ни «пошли домой», ни «пойдем домой», даже ни «может, поехали домой?». Словно обратился к шафке какой-то.

Удивляясь его поведению, я последовала за мужчиной. В груди поселилась тревога и негодование. Отчего мы пробыли на приеме так мало? Неужели приехали лишь для того, чтобы он прочел свою речь?

На этот раз мы оба сели в летомобиль, двери которого сами открылись перед нами. Мелочь, а так приятно. Всего лишь какая-то дверь, но она раньше никогда передо мной сама не открывалась.

На протяжении всего пути Ларестор ни разу на меня взглянул и ничего не сказал. Он лишь наблюдал за проплывающими мимо нас видами. Что же за отношения у них с Оверой? Даже чужие люди проявляют друг ко другу больше внимания и учтивости, так как это общепринятое правило поведения. К тому же, задание с расторжением брака у меня не первое, но на моей практике ни разу между супругами не было такого безразличия. И вот от него мне следовало добиться подписания бумаг? Кошмар.

Вскоре мы подлетели к загородному особняку, площадью в четыре, а может и больше, квартала. По крайней мере в том районе, где находилась моя маленькая квартира, доставшаяся от родителей, территории были весьма обширные. Летомобиль не стал опускаться перед воротами, а перелетел их, припарковавшись сразу у крыльца. Особая привилегия для хозяина дома – как хочу, так и вхожу.



Надежда Олешкевич , Майя Чи

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться