Отомсти мне, если сможешь

Глава 2 (3)

Ларестор вышел первым и сразу скрылся за массивной дверью дома. С моей же стороны подсуетился водитель, услужливо предложив мне руку. Я бы определенно оскорбилась таким отношением «мужа», если бы вместе с сознанием в полной мере переселялись и эмоции. А так… ушел и ладно. У меня сейчас была задача поважнее. Следовало ознакомиться с подвластной мне территорией.

Едва летомобиль отлетел, обдав меня теплым ветерком, исходящим от механического сердца, как я тут же осмотрелась. Перед величественной постройкой раскинулся огромный сад с узкими аллеями и аккуратно подстриженными кустами. Все в лучших традициях Керина.

А само здание было белым, трехэтажным, с множеством узких высоких окон, выступающей вперед пристройкой и синей покатой крышей. Внутри же все выглядело не менее величественно. Высокие потолки, огромная люстра в центре, еле заметная настенная фреска и блестящие черные полы. Я оказалась в музее, где нельзя прикасаться к экспонатам - смотри и восхищайся.

Стоило сделать пару шагов, как по холлу разнесся стук моих каблуков. Я замерла, осмотрелась. Тишина и спокойствие.

Через дверной проем ближайшей комнаты просматривалась белая угловатая мебель, привлекая мое внимание. Я поспешила заглянуть в то помещение и удивилась не меньше прежнего. Все было однотонным, с редкими деталями, служившими яркими акцентами, но никак не добавляющими уюта. Унылое и черно-белое. Неужели весь дом был в подобной цветовой гамме? Если так, то он ужасно скучен и холоден. Впрочем, как и его хозяин, судя по поведению.

Меня тянуло проверить каждую комнату первого этажа, но лучше вести себя осторожно, поэтому я поспешила подняться на второй.

Открывать каждую дверь подряд я не решилась и дергала ручки наугад, вскоре обнаружив комнату, которая могла сойти за мою. То есть Оверы. И то, если бы не лежавшее на постели фиалковое платье, не догадалась бы. Почему нельзя было сделать спальню девушки теплее, уютнее? Неужели высокородные – это чопорные роботы без малейшего намека на эмоциональную составляющую?

И вообще, почему во всем доме я не заметила ни одной прислуги? Ее нет, либо она прячется?

Я положила на край туалетного столика клатч и занялась исследованием комнаты Оверы, случайно обнаружив не только отдельную ванную, но и гардеробную. От обилия одежды запестрело в глазах. Но идея переодеться показалась мне верной, потому я начала рыскать по отделам и осматривать каждую вешалку, выбирая хоть что-то подходящее. Платья, платья, платья… Казалось, жизнь Оверы – сплошной праздник, ибо все наряды выглядели ужасно дорогими. Мне вдруг вспомнилось запуганное фарфоровое личико девушки, когда речь зашла о разводе. Видимо, обилие шикарных тряпок еще не означало счастливую и беззаботную жизнь.

Поняв, насколько глупыми выглядели сейчас мои мысли, учитывая, что я в ее теле, усмехнулась самой себе, заметив заодно и несколько брючных костюмов. Наконец-то!

Правда, такое разве что на выход надевать, но это намного лучше, чем предыдущие варианты. Да и ничего более комфортного и подходящего для ежедневного ношения не нашлось. Я сняла свой наряд и бросила его на тумбу, оставшись в одном белье. Но прежде, чем переодеться, решила найти домашние тапочки. Слишком холодными были полы.

- Она вообще могла хотя бы записки или заметки оставить? - разговаривала сама с собой, пока искала обувь. Только туфли, одни туфли. - Ты без них ходишь вообще? А фигуру как поддерживаешь такой? Неужели даже не бегаешь?

- С кем ты разговариваешь? – внезапно прервал мой монолог мужской голос.

Я вскочила на ноги и растерянно посмотрела на Ларестора.

- Ни с кем. Сама с собой, - я натянуто улыбнулась и с трудом сдержалась, чтобы не прикрыться. Магическая засада, он ведь может начать приставать!

В ответ мужчина лишь выгнул бровь, прошелся по мне абсолютно безразличным взглядом и хмыкнул.

- Завтра вечером в семь. Цвет – вишневый, - и вышел.

И это все? Постой! Они вообще спят друг с другом? Как можно на такое не отреагировать?

Все также растерянно похлопав ресницами, я взяла выбранный ранее наряд и подошла к зеркалу. Пока одевалась, невольно засмотрелась на себя – красивая. Бирюзовые брюки с бежевой блузкой не скрывали превосходной фигуры высокородной. Идеальные изгибы плеч, рук. От одного вида ее шеи хотелось выть.

- Откуда ты такая взялась? - прошептала, дотронувшись подушечками пальцев до холодного стекла. Я не понимала истоков этой красоты. Знатные особы по большей части все имели идеальную внешность. А если они рождались хоть с каким-нибудь изъяном, то непременно прибегали к пластике.

Я покрутилась еще некоторое время у зеркала и пошла осматривать другие комнаты. Все-таки мне нужно было чем-то себя занять.

Две двери оказались закрыты на замок, а самая дальняя - занята.

- А-а, ты, - на секунду поднял голову Ларестор. - Что на этот раз?

Я опешила, но лишь на мгновение, сообразив, что это удачный момент.

- Я тут… - зашла в комнату и направилась к нему.

- На, - достал мужчина из выдвижного ящика стопку денег и бросил их на стол прямо передо мной. А я ведь только хотела присесть. - Это все? - выгнул он одну бровь, словно я уже час тут сидела и надоедала.

Все же интересные у них отношения.

- Нет. - Я взяла деньги.

- Развод не получишь, - опустил Ларестор голову, полностью сосредоточившись на бумагах перед собой. - Иди, - он еще и рукой помахал, чтобы быстрее уходила.

Я закрыла за собой дверь и остолбенела. Что это было? Разговор семейной пары? Высокородные все такие?

А стоило посмотреть на свои руки, как глаза округлились. Зачем мне так много денег? Куда Овера их тратит? Я, конечно, хотела купить бумаги на развод, но там нужна только десятая или вообще тридцатая часть.

Справившись с секундным замешательством, я окинула взглядом длинный коридор второго этажа. По сути, нужная информация у меня уже была, в доме можно сориентироваться, отношения между ними ясны. Оставалось только приступать к действию.



Надежда Олешкевич , Майя Чи

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться