Отомсти мне, если сможешь

Размер шрифта: - +

Глава 10 (4)

Ларестор лениво кивнул, следя за каждым моим движением. Это был провал. Горло уже не саднило, но на ум не приходили никакие отговорки и уместные в данной ситуации фразы, способные меня спасти. Только фотографии помогли бы в данной ситуации, но к ним ведь тоже необходимо подвести. Я ощущала, как от волнения начинала кружиться голова. И только мой рот открылся, чтобы произнести слова о прощении, что это было ошибкой и больше такого не повторится, как я встретилась взглядом с Мариаром, который явно в данный момент потешался надо мной.

- Ну да, - улыбнулся он и повернулся к Ларестору. - Было дело. А что?

Сказать, что я была ошеломлена, - значит ничего не сказать. У меня даже перехватило дыхание, не говоря уже о возможности понять, что сейчас происходит. Зачем ему это? Разве я о-Ланиса неверно поняла и он на самом деле поверил?

Мариар повернул ко мне голову и незаметно для о-Шира подмигнул, заставляя тем самым придвинуть к себе чашку шинарры и опустить голову, делая вид, что ничего важнее кроме нее сейчас нет.

- Что значит «а что»? - возмутился о-Шир, сжимая руку в кулак до побелевших костяшек. - То есть ты был бы не против, если бы я с твоей куклой переспал?

Напиток снова попытался пойти не тем путем, однако на этот раз у меня удалось справиться с ним без последствий. Я впилась глазами в покрытую лаком поверхность стола и не собиралась пропустить ни слова, произнесенного за ним. Благо шинарра как нельзя кстати помогала делать вид, что я сейчас не участвую в разговоре, так как сильно увлечена ей.

- Сам-то веришь в свои слова? Мы же прекрасно знаем, какие у тебя вкусы, - кивнул в мою сторону о-Ланис. - Ты на Рину даже не посмотрел бы.

- Тебе не кажется, что ты перегибаешь палку? Как-то не по-дружески получается, - угрожающе подался вперед о-Шир. - И после этого считаешь, что я соглашусь на тот несчастный контракт.

- Стоп, - поднял палец Мариар. - Зачем мешать бизнес и личную жизнь? Тем более на Оверу у тебя только пара-тройка договорных бумаг.

Я оторвалась от шинарры и медленно повернулась к Мариару. Ларестор же в это время ударил кулаком по столу так, что подставка для салфеток подпрыгнула. Взоры же сидящих в зале устремились в нашу сторону. Вот только о-Шир сейчас, казалось, ничего не замечал.

- Дорогая, как много ты ему успела слить?

- Как интересно, - чуть ли не присвистнул Мариар, - там еще что-то есть?

Ларестор прожигал меня взглядом, дожидаясь ответа.

- Я не смешиваю дела с личной жизнью, - даже голос не дрогнул.

В глазах о-Шира отразилась ненависть. Его губы так и намеревались сжаться в тонкую линию, а ноздри при каждом вздохе расширялись все больше и больше. Он был на грани срыва, но сдерживался, не позволял эмоциям вырваться наружу. Да и местной публике с лихвой хватило увиденного, чтобы распустить горячую сплетню.

А вот Мариар наоборот смотрел на меня цепко и с каким-то интересом, будто пытался отыскать что-то ускользающее в моем образе. Я даже подумала, что он сейчас расплывется в своей любимой ухмылке, но ничего подобного не происходило, лишь необычная заинтересованность.

- Только личная жизнь, - процедил сквозь зубы Ларестор. - Значит, с ним у тебя сердечко застучало? Этого человека ты считаешь своим? - мужчина вдруг рассмеялся: грубо, громко, но очень коротко.

Как хорошо, что я сейчас находилась в теле Оверы. Теперь-то вообще непонятно, какие мысли о моей заказчице появятся у Мариара. Он ведь не пропустит эти высказывания мимо ушей и при удобном случае припомнит их, пытаясь смутить и вогнать в краску.

- Женушка, нам пора домой, - поднялся о-Шир и заскользил взглядом по присутствующим в заведении людям.

А чтобы выйти из-за стола, требовалось попросить встать о-Ланиса, который мог продолжить играть в свои игры. Но он даже не посмотрел на меня, без лишних слов пропустил и сел обратно, словно собирался задержаться здесь подольше.

Ларестор твердым шагом направился к двери, а после к своему летомобилю, не намереваясь ради своей супруги сбавлять темп. Я же старалась поспеть за ним, но затормозила у выхода, чтобы обернуться. И вид Мариара в этот момент мне не понравился. Где улыбка, где прищур, где, к пропасти, расслабленная поза? Зачем этот цепкий взгляд, в котором угадывалась тревога? Я вздрогнула, когда он указал кивком на дверь, и посмотрела на улицу, где муж Оверы уже стоял у своего транспорта и ждал, в нетерпении поглядывая в мою сторону.

Это был тот самый заветный момент, когда следовало пойти за ним, сделать еще несколько шагов, самых последних, чтобы подтолкнуть о-Шира к подписанию развода. Мне пришлось мысленно встряхнуться и поторопиться к мужчине.

- А ты молодец, - заговорил Ларестор, пока я усаживалась в его летомобиль, - смогла испортить утро.

На протяжении всего пути к дому мужа заказчицы мне было не по себе. Та фраза никак не выходила из головы. Я постоянно косилась на мужчину и все больше убеждалась, что сделала только хуже, рассорила двух друзей, встала на сторону заговорщиков и даже уподобилась им. Все сейчас отвернулись от Ларестора. И даже собственная жена. Чем я теперь лучше Мариара, если начала поступать подобно ему, действовать его методами и даже говорить его фразами? Все-таки стоило выбрать другой метод, хоть и более радикальный, но действенный. С ним я бы не вынесла процесс развода на новый уровень и не задела бы лишних связей.



Надежда Олешкевич , Майя Чи

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться