Отомсти мне, если сможешь

Глава 11

Летомобиль о-Шира опустился перед входными дверями его особняка. Если в первый день здание и окружающая его территория воспринимались мной как сказочное место, то сейчас все кругом казалось дорогой, но бездушной клеткой. Даже цветы выглядели искусственными и слишком идеально подстриженными. Ни одного изъяна, ни одного сухого листка, лишь пустая красота. Уныло и скучно!

Ларестор не спешил выходить. Он продолжал задумчиво смотреть себе под ноги. И глядя на него, моя совесть прорвалась сквозь обилие обуревавших меня эмоций, сжимая сердце в колючие тиски. Однако тяготить мужчину своим обществом не стоило. Пусть его пыл поутихнет.

- Сидеть! - произнес о-Шир, как только я коснулась панели, чтобы открыть дверь. Водитель, до сих пор копошившийся на своем сидении, тут же смекнул и убрался прочь.

- Ларестор, нам обоим надо остынуть. Как раз время обеда. Следует подкрепиться.

- Подкрепиться? По-твоему, я должен сейчас войти в дом, сесть за проклятый стол и как ни в чем не бывало обедать?

Я подняла взгляд и столкнулась с его глазами, полными ярости. Слова, что вертелись до сих пор в голове, вмиг улетучились. Собраться с мыслями вновь оказалось сложно. Если мне поступит хоть еще раз предложение о переселении сознания на такой длительный срок, то я без колебаний откажусь. Это невыносимо.

- Ты хотел услышать от меня извинения?

- Конечно! - с каким-то нездоровым безумием улыбнулся о-Шир. - После того, как ты переспала с самым опасным для меня человеком, добей еще и своими дешевыми извинениями! Я одного не пойму, неужели в твоей светлой головушке совсем не осталось мозгов?

- А вот оскорблять меня не советую! - вознегодовала я.

- Правильно, лучше наказать, - его пальцы ловко прошлись по панели управления, и прозрачные окна начали сменяться тонированными.

- Наказать? - невольно вжалась я в спинку сидения. - Что ты задумал? Только попробуй меня тронуть!

Ларестор оказался совсем рядом и схватил меня за запястья. Тело словно окоченело от приступа нахлынувшей паники. Он - сильный мужчина, хозяин в своем доме, а кто я? Да на мои крики никто не соизволил бы прибежать. Прислуга скорее подумала бы, что крепость пала и теперь им доведется-таки увидеть полноценную семью, а не фикцию. Однако дело обстояло иначе. Мужчина повалил меня на сидение, нависая сверху, отпустил одну руку и очертил большим пальцем подбородок. 

- Интересно, а от моих ласк твое сердечко застучит? - прошептал он на ухо. - Может, стоило сразу взять тебя, наплевав на договоренности? - тонкое платье с легкостью скользнуло вверх, оголяя ноги и живот. - Может, надо было в первый же день показать тебе, каким я могу быть?

Попытка оттолкнуть мужа Оверы не увенчалась успехом. Мои кисти вновь оказались в плену, а отчаянный крик так и не сорвался с губ. Ларестор обрушился как ураган. И если этим утром одним лишь поцелуем мужчина пытался показать свою власть, то сейчас утверждал ее, как само собой разумеющееся. Он не подавлял, не сминал, не терзал, а оказался удивительно нежен и страстен. Свободная мужская рука скользнула вниз по бедрам, затем поднялась, прошлась по животу и оказалась на пояснице. Волна желания разлилась по телу, добралась до разума и вмиг одурманила его.

- Почему ты это сделала? - спросил о-Шир, посмотрев мне в глаза.

- Хотела развода и… - помедлила я со второй причиной, взвешивая, уместно ли будет ее произнести. Если где-то на задворках сознания можно было допустить отчаянную мысль о взаимных чувствах с этим мужчиной, то подобная картина устроила бы только меня. Вот только жизнь дороже. Ведь что мне довелось повидать за свое короткое существование? Да я даже не успела влюбиться! По-настоящему, чтобы сердце учащенно билось при каждой встрече и будущее не казалось таким уж непроглядным.

- И?..

- Полюбила его, - соврала я, жалея, но очень глубоко в сердце. - Прошу, отпусти.

Ларестор закрыл глаза. На скулах заиграли желваки, губы сжались в тонкую линию. Он шумно выдохнул. А затем на меня посмотрел прежний холодный и безучастный ко всему о-Шир.

- После обеда жду тебя в своем кабинете.

Он приподнялся, открыл дверь и вышел, громко хлопнув ею. Я же осталась лежать, будучи совершенно обескураженной его поведением. Неужели этот момент и вправду настал? Вдруг муж Оверы поверил в какие-то эфемерные высокие чувства? Конечно, высокородные в большинстве своем имели дурную славу, но вдруг Ларестор не такой?

Эта мысль приободрила. Я приподнялась и поправила платье. В небольшом выдвижном зеркале на водительском сидении отразилась совсем не идеальная Овера. Волосы требовали укладки, а губы припухли от поцелуев. Создавалось ощущение, что события сегодняшнего дня - огромный шаг назад, однако отчаиваться раньше времени не стоило.

Едва я вышла из летомобиля, на глаза попался ожидавший неподалеку водитель. Рядом с ним стоял Нил и безучастно глядел на меня. Вот тебе и охрана. Защитит от кого угодно, кроме о-Шира. Шутка ли, идти против высокородного, который к тому же платил немалые деньги за опасную работу.



Надежда Олешкевич , Майя Чи

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться