Отомсти мне, если сможешь

Размер шрифта: - +

Глава 13

Я распахнула глаза и уткнулась взглядом в потолок: белый, без привычных разводов после того, как соседи затопили мою квартиру, и с легкими серыми узорами. Странно. Из окна струился желтый свет, говоря о том, что уже давно день и пора бы вставать; а подниматься не хотелось. Я повернула голову, увидела распахнутую дверь гардероба, огромное зеркало, перед которым не раз крутилась, прикроватный столик, где обычно лежал магфон...

- Сон, - расплылась я в улыбке и села, но едва не вскрикнула из-за отражения в зеркале.

Там появилась не Овера, а Кейра. Те же черные волосы, вытянутое худое лицо и высокая тонкая шея - все родное, знакомое, не вписывающееся в окружающую обстановку. Я глубоко вздохнула, приложила руки к щекам, не желая верить своим глазам. Ведь если в комнате жены Ларестора находилась именно я, то где была заказчица? Хотя другое было важнее: чем это грозило мне?

Руки затряслись от сильного волнения. Я спрыгнула с кровати, поправляя на себе съехавшую одежду, которую надевала сегодня утром с надеждой на скорые перемены в жизни. Вот они и произошли. Но совершенно не такие, какие ожидались.

Я встала посреди комнаты и впервые не понимала, что дальше делать. Ни разу в жизни со мной такого не случалось. Вроде бы сейчас кто-нибудь должен был прийти, сказать, подтолкнуть к очередным действиям, чтобы я… что?!

Сердце стучало через раз. Руки. Они выглядели обычными: костлявые из-за худобы длинные пальцы, белая кожа, правда, не такая мягкая и приятная, как у Оверы. Состояние оцепенения вновь сменилось дрожью. А вдруг это последние минуты моей жизни? Хотя, может, оно к лучшему? Иначе ради чего мне дальше жить?

Шум за дверью вывел меня из ступора. Я огляделась и бросилась в гардеробную, чтобы спрятаться там, но вскоре поняла: глупо и безнадежно.

- Кейра, - голос Ларестора заставил поежиться и навел на мысль спрятаться за висящими платьями. Однако они были в глубине, да и глухой стук намекал, что смысла убегать нет. Все равно поймает. - Ну, здравствуй, бегунья!

Разве разумно было полагать, что о-Шира остановит какая-то хилая дверь? Мужчина встал у порога и плотоядно, подобно огромному пауку, посмотрел на забившуюся в угол муху, попавшую в его лапы. Не трудно догадаться, чем сложившаяся ситуация грозила мне. Правда, даже надоедливое летучее насекомое способно причинить вред своему палачу. Если недооценить его. А Ларестор приуменьшил значимость безродной, за что и поплатился. Он, прихрамывая, сделал шаг вперед и заметно поморщился. Даже современная медицина, доступная лишь тем, кому деньги уже в карман не лезли, не была способна излечить ранение за сутки. И мужчина не спустит мне с рук причиненный вред его здоровью. О таком не стоило даже мечтать.

Заметив ленивое движение о-Шира в сторону выхода, я вскочила, схватив при этом единственное доступное оружие в этой комнате - туфлю на острой металлической шпильке. На подобный выпад Ларестор лишь хмыкнул.

- Кончай ломать комедию, Леверина.  Неужели ты думала, что я не найду тебя? Хоть Овера и перестала быть моей женой, но рычаги давления, кстати, весьма действенные, не перестали работать. Вылезай отсюда.

О-Шир отвернулся и вышел в спальню. Видимо, ходьба причиняла ему боль, так как он, сделав несколько шагов, в спешке опустился на край кресла. Тут я заметила уже Нила, подошедшего к работодателю и что-то сказавшего тому на ухо. После короткого кивка, он выпрямился, бросил в мою сторону короткий взгляд и исчез из поля зрения.

- Долго еще будешь там находиться? - спустя несколько секунд с раздражением в голосе обратился ко мне Ларестор. - В твоих же интересах вылезти оттуда. Тряпки, как и туфли тебя не спасут, а разговор о будущем может оказаться полезным.

Гонимая любопытством, я двинулась к выходу. По пути и вторая туфля оказалась у меня в руках. Против пистолета, спрятанного под пиджаком у Нила, с таким сомнительным оружием не попрешь, но в двух железных шпилях определенно существовала магия. Пусть и чисто номинально, но те придавали уверенность и не давали пальцам рук пустится в дрожащую пляску.

- Скажи, каково это - быть на месте добычи? - спросил мужчина, едва я переступила порог спальни.

- Ты слишком самоуверен, если думаешь, что я сдамся.

Мужчина вновь хмыкнул, затем растянул губы в зловещей ухмылке. А взгляд уже был несравним с тем, какой я удосужилась получить в летомобиле. Подобной нежности была достойна только Овера.

- Если решила показать зубки, то поздновато спохватилась. Вот интересно, сколько я стою в глазах ма-Кера? - он устроился поудобнее и сцепил пальцы рук в замок. - Допустим, мы соединим сумму, найденную на столе Аиры, и то, что было в твоей сумке. Неужели ты не побоялась за такую мелочь пойти против меня? Оно того стоило?

Мысли тут же унеслись к событиям, произошедшим этим утром. Новость, в буквальном смысле отнявшая последние силы, кольнула сердце. Следом последовала реальная боль, отчего я подкосилась и едва не упала. Благо рядом стояло кресло. Но опустившись в него, мне не стало легче, ведь уже сотня острых игл вонзалась в грудь, а в глазах и вовсе заплясали звезды. Даже мягкость дорогой мебели не радовала.

- О, ну давай. Сыграй мне тут еще больную! - донесся до меня озлобленный голос о-Шира. Послышались тяжелые шаги. Мужчина схватил меня за подбородок, заставляя поднять голову и посмотреть ему в глаза. - Значит так, Леверина. Сейчас я вернусь с документами, и только попробуй их не подписать.

- Что тебе надо? - я прохрипела ему в ответ, а в висках уже поселился гул.

- Исправишь свою маленькую оплошность, из-за которой я столько потерял.

- Я ничего не стану делать.

- Станешь, - кривая улыбка исказила его лицо, - иначе тебе не жить. И поверь, смерть твоя будет долгой и мучительной. Нил!

Он ослабил хватку, но не выпустил моего лица. Когда появился телохранитель, то Ларестор дал указание принести воды специально для «вшивой недоактрисы». И лишь потом последовало уже знакомое движение, когда мужчина оттолкнул подбородок в сторону, словно вымещал на мне всю накопившуюся злость, заставив откинуться на спинку кресла.



Надежда Олешкевич , Майя Чи

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться