Отомсти мне, если сможешь

Размер шрифта: - +

Глава 21

Поутру мы засобирались в путь. Нил заглянул ко мне и принес еще одежду. На мою строптивость он не обратил внимания, просто оставил новые вещи, забрав предыдущие, пока я мылась в душе. Выходить из номера в халате было как минимум неприлично, потому пришлось смириться и надеть тонкий темно-зеленый свитер и черные приталенные брюки.

К полудню мы освободили номера и спустились в ресторан при отеле. О-Ланис выглядел хмурым и вел себя сдержанно. Он отпускал лишь короткое фразы, похожие больше на приказы. Во время завтрака Мариар вновь разговаривал с неким Каласом, раздраженно требовал что-то у секретаря и наругался на официанта, принесшего мне пирожное с кремом.

Эти изменения явно были к лучшему, потому я быстро управилась со своей порцией и украдкой рассматривала высокородных. Напыщенные, разодетые, в чьих движениях сквозила беззаботная ленца - они вызывали негодование и отвращение. Особые люди, имеющие только лучшее, сидели рядом с безродной и поедали поздний завтрак. Насколько же отличался наш мир: каждая порция еды - как благословение; новая одежда раз в сезон; пара обуви же раз в несколько лет. Самые дешевые украшения, косметика и лекарства - мой настоящий мир состоял из ежедневной борьбы. А браслет на руке пышной дамы, сидящей по правую сторону, мог кормить нас с братом несколько месяцев, если не год.

- Ваша шинарра, госпожа, - откланялся официант, не обращая внимание на мое удивление.

- Но я не заказывала, - возразила пареньку, с интересом поглядывавшему на нашу компанию.

- Я заказал. Спасибо, - дежурно улыбнулся Мариар обслуживающему персоналу, и тот испарился, не забыв прежде поклониться.

- Тогда он твой, - отодвинула я от себя чашу с блюдцем.

- Побывать в Шине и не попробовать традиционный для шинийцев напиток - дурной тон, Кейра. К тому же ты теперь под пристальным вниманием местных. Я как-то заметил твою манеру пить шинарру или любой другой напиток: ты сперва прикасаешься к чаше лишь подушечками пальцев. Местные жители делают это таким же образом. Они сначала греют руки, веря тем самым, что божества благословят их питье, а после с таинственным благоговением вкушают традиционный напиток. Так что пей. Заодно немного успокоишься.

- Я спокойна, - произнесла я сквозь зубы, но мужчина остался невозмутимым. С таким же лицом он достал небольшую шкатулку откуда-то снизу и положил ее передо мной.

- В ней хранится шинарра. В маленьких ячейках, спрятанных под лепестками Озерного Цветка, ты найдешь тайники с разными сортами.

- Мне не нужны подарки.

- Перестань, Кейра. Это всего лишь безделушка.

- Тогда тем более! Если она не представляет никакой ценности для дарителя, почему ею должен восхищаться получатель?

- Потому что вчера вечером даритель очень долго ее выбирал. Открой.

Я нахмурилась, но все же притянула к себе шкатулку. Но стоило мне откинуть крышку, как стыдливый жар окатил меня бурной волной. В помещение, наполненное дивными звуками арфы, ворвалось кваканье лягушек. Шкатулка оказалась музыкальной! Шлак! Как так можно? Десятки пар глаза устремились в нашу сторону прежде, чем я захлопнула крышку обратно.

- Получше мелодии не нашлось? - мои слова больше походили сейчас на шипении. Зачем так подставлять?

- Если тебе плевать на высокородных, и ненависть к ним переполняет твое сердце, почему тогда ты их стыдишься? - неожиданно спросил мужчина. - Отчего, входя в богато обставленные помещения, прячешь глаза и смущенно отводишь взгляд? Хотя стоило бы поднять выше голову и показать всем, чего ты на самом деле стоишь. Почему нервничаешь, едва рядом с тобой появляется безупречная во всех смыслах девушка с прекрасной родословной и высокой ранговой буквой? А затем закрываешь шкатулку с ужасным кваканьем лягушек, даже не попытавшись внимательнее ее изучить. Многие высокродные смотрят на безродных как на букашек, Кейра. Они, подобно тебе, видят лишь внешность и отводят взгляд в сторону, не желая прикасаться к тому, что кажется неприятным. Однако некоторые, как твоя мать, к примеру, сумели дослушать противное кваканье до конца, чтобы увидеть раскрывающийся Озерный Цветок, прикоснуться к лепесткам и достать заветный клад. Может, тебе стоит поступить таким же образом?

- А…

- Начни с чаши шинарры, потом с себя, а затем смотри на окружающих, Кейра. Поверь, последние вскоре перестанут тебя волновать. Допей и выходи. У тебя в распоряжении не более получаса.

Мариар встал, положил на край стола салфетку и, подмигнув, ушел. Я в нерешительности оглянулась по сторонам, но заметив всеобщий ко мне интерес, уткнулась в чашку. Что вообще на него нашло? Зачем дарить такой ужасный подарок, а потом читать какие-то глупые лекции по философии? Разглядеть в высокородом нечто большее, чем внешний лоск и гордыню… Уж не о себе ли он говорил?

Почти все отведенное время я рассматривала шкатулку, не смея ее вновь открыть. Слова о-Ланиса задели за живое, правда, никто не собирался им следовать. Вот Нил и я - оба из низших слоев общества - спокойно уживались, могли приятно помолчать и не наскучить друг другу. А этому высокородному лишь бы поболтать. И все же, почему он так себя ведет?

Полчаса пролетели незаметно. В мирной компании с бугаем мы отправились к летомобилю, возле которого нас уже ожидал Мариар. Он вновь разговаривал по магфону и сердился. А стоило мне подойти к двери, как мужчина открыл ее, не позволив это сделать Нилу.

Я села на мягкое сидение и только сейчас поняла: летим в Кейрин, куда возвращаться не было ни малейшего желания. Лучше уж остаться здесь. Едва меня посетила мысль об очередном побеге, как о-Ланис занял место рядом со мной и наш транспорт взлетел.



Надежда Олешкевич , Майя Чи

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться