Отомсти мне, если сможешь

Глава 27

Мраморный пол приятно холодил ступни. Я в который раз зевнула и почесала голову. Как не крути, а в моей квартире добираться до кухни было куда ближе.

- Госпожа о-Ланис? - округлила глаза служанка.

- Нет, Мира, ничего не нужно, иди, - отмахнулась я от ее последующих предложений и открыла верхний шкафчик возле холодильника.

Все-таки в приготовлении утреннего кофе существует своя особенная магия. Пока ты ждешь, сон медленно отступает, можно полюбоваться видом из окна, вспомнить, что уже не одинока, и улыбнуться своим мыслям. Слишком кардинальные изменения произошли за короткий срок, но такие приятные.

Вскоре в комнате витал аромат чудного напитка. Я поставила упаковку с кофе обратно на полку, закрыв им травы шинарры. Горячая кружка приятно согрела подушечки пальцев. Божественно.

Я взялась за ушко и перенесла чашку на стол, где обратила внимание на свежие новости. Ненавижу папарацци! Однако отныне следовало отслеживать все, что могли написать обо мне и муже.

«Свадьба высокородного и безродной. Когда состоялась?» Под заголовком находилась наша с Мариаром фотография. Я провела пальцем по улыбающейся парочке. Сразу же в памяти вспыхнули события вчерашнего дня. Тайная ото всех роспись, где присутствовали только Ридл и мама мужа, а затем шикарный прием с кучей гостей.

- Прошу минуту внимания, - во время него поднялся на возвышение Мариар. - Видел, многие из вас задаются вопросом: какова же цель нашей встречи? Не беспокойтесь, ла-Сиэнр, сегодня говорить о работе не будем.

Мужчины звучно посмеялись. Я же не могла унять волнения, ведь это такой важный момент - предстать перед огромной толпой высокородных. Короткий выдох. Муж когда-то говорил, что при всей моей неприязни к ним, я робею и опускаю голову. Пора бороться с этой привычкой.

- А собрал я вас здесь, чтобы познакомить с одним важным для меня человеком. Кейра, иди сюда.

Руки вспотели. Я встряхнула головой, поправила облегающее кремовое платье с низким вырезом на спине и направилась к своему мужчине. Даже во время росписи или предложения стать его женой не было столь сильного волнения, как сейчас. Но ясные зеленые глаза служили мне опорой и поддержкой. Если сильным она нужна, то что говорить о такой трусихе, как я. Шаг, еще один, и широкая ладонь легла на оголенный участок спины.

- Красавица, правда? - вздернул он бровью, поворачиваясь к мужчинам. - Моя супруга, Кейра Леверина о-Ланис.

Не знаю почему, но мне захотелось рассмеяться. И именно этот момент сейчас я видела в свежем выпуске газеты. Под ней лежала еще одна, с не менее интересным заголовком: «Раскрыты карты. Неожиданная причина разрыва двух пар».

Я прикрыла глаза рукой от собственной глупости. Надо было забрать те фотографии, не оставлять на столе в треклятой комнате. Добрались, гады. И именно из-за моей неосмотрительности сейчас весь Кейрин мог увидеть весьма пикантную картину, где муж лежал в постели с Оверой. Все-таки мы с Сили тогда постарались на славу. Не скажешь, что он не принимал участия и просто находился в отключке. А какая страстная поза…

При виде следующей статьи сердце сжалось от боли. Это была именно та фотография, где мы выходили из лифта. Вроде бы после неприятных событий прошла почти неделя, но до сих пор на языке остался привкус горечи от вида побитого Мариара, необходимости лгать при нем и наглого лица Ларестора. Благо муж ни слова не сказал, лишь поблагодарил и больше не возвращался к этой теме. Я долго смотрела на нас, слегка растерянных и сердитых. Жуткий вид. Газета полетела в урну.

Под ней лежало много других. «Высокородная и безродный». «Из трущоб на самую верхушку». «Чего не смогла мать, сделала ее дочь». Я скомкала одной рукой бумагу.

Глоток ароматного кофе придал бодрящей теплоты. Надо привыкать к подобному. Папарацци еще долго не оставят меня в покое и будут как поливать грязью, так и превозносить. Мариар не раз мне об этом говорил. Но как не крути, сложно привыкнуть к внезапному пристальному вниманию со стороны окружающих. Когда-то меня не замечали. А сейчас я стала чуть ли не примером подражания для молоденьких девушек из низов и не обглоданной костью для дам из высшего общества. Только скажи «фас!», и они набросятся, чтобы разорвать в клочья мелкую шавку, посмевшую взобраться выше их.

- Я не понял, почему моя жена не в постели? - встал в дверном проеме Мариар, облокотившись о косяк. - После первой брачной ночи сбежать на кухню, чтобы попить кофе? А мне сделаешь?

Я поставила на стол чашку и, не сдержав улыбку, пошла выполнять его просьбу.

- Тебе не кажется, - оказался муж сзади и запустил руки под маечку, - что ходить по дому в таком виде немного…

- Мне раздеться? - промурлыкала я, прильнув спиной к его груди.

Мариар широко улыбнулся, прищурился, скользя взглядом по моему лицу. Хорош, гаденыш.

- Нет, уж лучше так, - сдал позицию мой мужчина и сел за стол.

- Зря.

Я делала кофе мужу и получала от этого удовольствие. А он наверняка сейчас разглядывал меня со спины. Короткие шорты и майка на бретельках мало что скрывали. Раньше я надела бы что-нибудь широкое и мешковатое, боясь показать тело, ведь явно уступала по красоте любой высокородной дамочке, не говоря уже о бывшей жене Мариара. Однако взгляд зеленых глаз, пожирающий и цепкий, за прошедшую неделю поведал о многом, чего не говорят вслух, особенно мужчины.

- А люди тебя любят, - поставила я перед мужем чашку с кофе. - Только о тебе и говорят в газетах. О, - мне на глаза попалась фотография о-Шира, - забираю слова обратно, не только о тебе.



Надежда Олешкевич , Майя Чи

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться