Отомсти мне, если сможешь

Размер шрифта: - +

Глава 27 (2)

Злобный оскал, раздутые ноздри и ненависть в глазах - именно таким его запечатлили журналисты. Ларестор будто давал всем обещание отомстить за унижение, вот только сможет ли? За эти годы он нажил немало врагов, мечтающих навсегда покончить с выскочкой. Однако парадоксы существуют везде. Чего не сумели сделать высокородные, воплотила в жизнь безродная из беднейшего района Кейрина. Как же приятно осознавать себя особенной.

- Не думал, что ты решишься заявиться к властям, - сказал Мариар и отпил из чашки. Мне казалось, этот разговор стал табу.

- Разве у меня был выбор? - последовала я его примеру, с удовольствием смакуя напиток.

- Ты могла остаться здесь, рядом с братом.

- Не могла.

Он смотрел мне прямо в глаза, долго и пристально, а после восхищенно и нежно. И это будоражило, задевало самые тонкие струны души и заставляло любить его. Сейчас. Здесь. В этой кухне. В свете утреннего солнца и ласковых лучей, касающихся светлой кожи, русых волос, ссадин на скулах и разбитых губ. Но самым важным оставался все тот же взгляд, от которого я ощущала себя женщиной: красивой, желанной и тоже любимой.

- Прогуляемся? - почти шепотом произнес Мариар.

- Мне так выйти? - игриво поиграла я бровями.

- Если будешь провоцировать, то…

В кухню вошел Ридл.

- Доброе утро, - поприветствовала я его с улыбкой на устах. Удивительно, но он встал на ноги уже на третий день и не пропустил ни нашу роспись, ни прием в честь нее.

- Доброе, - совсем недружелюбно ответил брат и окинул нас хмурым взглядом.

- Как себя чувствуешь? - спросил его Мариар, но Ридл будто съел кислый овощ, настолько неприятной являлась для него беседа с моим мужем.

Если ненависть к высокородным меня в некоторой мере отпустила, и я попыталась увидеть в них хорошее, то братишка наоборот, еще больше озлобился. Он винил новоиспеченного родственника во всех наших бедах, косился в его сторону и всячески показывал, что недоволен моим выбором. А я… Разве можно приказать сердцу и отказаться от того, рядом с которым будущее казалось не таким темным и беспросветным?

- Мне лучше, - прозвучал короткий ответ Ридла, а затем он подошел к турке, чтобы заварить себе кофе.

- Помочь?

- Я уже не маленький. Сам справлюсь.

Видимо, до него сейчас не достучаться. Я напомнила Мариару о прогулке в саду, но перед тем, как последовать за ушедшим мужем, подошла и обняла своего брата со спины.

- Спасибо, что дождался меня, был сильным и не дал себя сломить.

- Иначе и быть не могло, старушка, - его ладони легли на мои, а следом он разомкнул мои объятья и повернулся. В голубых глазах отразилась боль, однако больше ни одно слово не прозвучало в тишине. В них не было нужды.

- Кейра, - окликнул меня Мариар.

Я поцеловала своего хмурого брата и побежала на второй этаж. Не стоило тянуть время. Увы, после истории с Ларестором на мужа навалилось немеряно забот, поэтому каждая минута, проведенная с ним, являлась на вес золота.

Но обещанная прогулка состоялась лишь спустя час, когда мне доходчиво объяснили, почему нельзя переодеваться перед ним, а затем намекать на повторное наказание в душе.

Правда, ни на одну из лекций от Мариара я не собиралась обижаться, наоборот, спускаясь по лестнице на первый этаж, призывно двигала бедрами и косилась на мужчину с горящим взглядом.

Погода стояла прекрасная. Аромат свежескошенной травы и летних цветов витал повсюду. Неподалеку от входа в дом я заметила куст, вокруг которого трепетали крыльями белые бабочки. Они хаотично танцевали в воздухе и попеременно садились на раскрытые розовые лепестки. У фонтана стоял садовник и чинил травокосилку, не стесняясь при этом в выражениях. Заметив нас, он поспешил скрыться за высоким живым забором. Еще бы, за неумение следить за языком его запросто могли бы уволить. А это крест на всю жизнь - получить увольнительную от семьи с ранговой буквой «о».

Подумав об этом, я хихикнула, привлекая внимание мужа.

- Знаешь, а ведь еще вчера утром я была безродной. Сложно свыкнуться с мыслью, что все изменилось.

Мариар привлек меня к себе и поцеловал в висок.

- Тебя так волнует иерархия? Мне казалось, этот вопрос давно решен.

- Прости, надо привыкнуть.

- Колючка моя, неважно, какая буква следует после имени. У тебя ее не было вовсе. Главное - это человек, а не его ранг. - Муж усмехнулся. - Такое ощущение, что я оправдываюсь за то, что богат.

- Господин о-Ланис, - привлек к себе внимание Нил, поднявшись на нижнюю ступень парадной лестницы.

Его правые рука и нога были перевязаны, а сам он опирался на костыли. Это было весьма необычно, смотреть на человека, в которого не так давно я стреляла. Но ничего лучше в голову не пришло! Сердце охранника находилось под надежной защитой бронежилета, а конечности... Ходит же вон!

- Нил, ты прости, что так вышло, - обратилась я к нему после того, как мы спустились. - Да и вообще, тебе лежать надо.

 - Вашими стараниями, я уже отлежался, госпожа о-Ланис.

Мариар еле сдержал смех, но тоже настоял на отдыхе, однако верный охранник отказался, попросив на некоторое время заменить Кретча на посту. Они заговорили о рабочих моментах. Не желая вмешиваться в дела охраны, я направилась к розовому кусту, где все еще кружили бабочки.

Вскоре меня нагнал муж и переплел наши пальцы. Мы вместе наблюдали за нежным танцем, пока Мариар не взмахнул рукой. Тонкие крылышки запорхали сильнее, и маленькая стайка насекомых взмыла вверх.

- Ну и зачем ты это сделал? - недовольно проворчала я, игнорируя его объятья.

- Примерно вот так мы и летим, когда вместе. Высоко и далеко. - С чего это вдруг его на романтику потянуло? - Колючка…

- М? - насупилась я, стараясь скрыть свое смущение.

- Нам придется очень постараться, чтобы поменять мнение общества о безродных.



Надежда Олешкевич , Майя Чи

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться