Оторва или Двойные неприятности для рыжей

Размер шрифта: - +

Глава 13

Глава 13

 

 

- А… что я опять сделала? - испуганно пискнула, глядя на крепкую фигуру, замершую в дверном проеме.

На футболке морда страшная, штаны кожаные, ботинки тяжелые. На перекошенном лице зеленые глазищи горят, золотистые волосы во все стороны дыбом торчат, из раздувающихся ноздрей едва струи пара не валят…

Перед напуганными нами предстал мой любимый соседушка во всей своей гневливой красоте!

Личико бледненькое, глазик дёргается, ручки подрагивают, коленки ходунчиком ходят - ну совсем как я сегодня утром! 

- Мих, ты чего? - осторожно поинтересовалась, прикидывая, за кого мне лучше спрятаться. Богдан привычнее, Игореха надежнее, но Исаев ближе всех сидит. Интересно, еже ли что, нехристь спрячет меня за своей широкий спинкой, аль наоборот, в жестокой расправе охотно поучаствует? 

- Я спросил, где она?! - рыкнул недовольный соседушка, да еще и кулаком по распахнутой двери жахнул. Я аж подпрыгнула! 

- Михась, тормози на поворотах! -  мой перепуганная мнительность не выдержала угрожающих манипуляций собственного жениха с приставкой «типа». - Кто "она"? Совесть твоя, что ли? Дык у тебя такой бесполезной вещи отродясь не водилось! 

- Нет! - гаркнуло гневливое клубное начальство, окидывая орлиным, цепким взором всех присутствующих. - Официантка вчерашняя где?! 

- Господи, прости его грешного, - не устояв перед стремительной атакой скудной и малоинформативной мысли моего соседа, взмолилась я. - Я-то откуда знаю, где эту очаровательную синеглазку носит?! Я вчера ее впервые в жизни имела счастье лицезреть! 

Аж стихами с перепугу заговорила… Довели-таки, ироды!

- Так ты не знаешь? - заметно расстроился дружочек,  мигом остывая на пару градусов. Но все еще насторожено косил на меня тяжелым зеленым глазом. - А точно не знаешь? 

- Нет, блин, я тебе сейчас нагло вру, а синеглазка тем временем под моим столом торопливо ныкается! - хмыкнула я, снимая джисовку. Аккуратно свернув, протянула ее Богдану, и поинтересовалась. - Мих, так что случилось-то? 

Соседушка замялся. Заценил обращенные на него любопытствующие взгляды. Переступил с ноги на ногу. Помялся... И выдал: 

- Кофе хочу!  

- Ах ты ж ёкарный бабай, - в полной тишине ошеломленно брякнула я. Не сводя глаз с невозмутимого рокера, негромко и проницательно попросила. - Лександрыч, вот честно мне скажи... Ты сейчас совсем дебил?! 

Парень смутился... Чуть-чуть так. Капельку. И предельно вежливо поинтересовался, едва не ножкой шаркнув: 

- Так где мне ее найти? 

- Михей, кофейня на соседней улице! - обречено застонала я, изображая любимый феспалм. - Оставь девочку в покое, она наверняка после суток отсыпается! 

- Там не тот кофе, - поморщился мой двинутый во всю свою светлую голову дружище. Задумчиво окинув взглядом ухохатывающихся однокашников, соседушка мотнул головой. - Пойдем, покурим? 

- Хрен с тобой, золотая рыбка, - махнула я рукой на ходячее недоразумение и сползла со стола. - Идем. 

Тактичная "Святая" троица за нами не пошла, видимо решив, что получить люлей от моей гневающейся рыжеволосой персоны тет-а-тет Алехину будет куда сподручнее для его пошатнувшейся репутации. 

Ага, особенно после вчерашнего-то! 

- Я сейчас, - окинув взглядом лениво капающихся в машинах мойщиков, неожиданно выдал друг и уверенно направил лапти в сторону брошенного посреди парковки хаммера. Пожав плечами, я закурила... 

И подавилась дымом, когда напротив, сразу за машиной Липницкого, встал огромный черный джип.

- Верх, салон, двигатель, багажник. – спрыгнув на пол, привычно перечислил соседушка. – Воск, кондер сидений, полировка панели, чернение шин. Короче, все как обычно.

Над мойкой пролетел далекий, дружный, полный боли, муки стон!

Я тихо закатывалась от смеха в углу.

Работы, говорите, не было, да? Хана вам теперь, суслики непьющие, надо было молча вынужденным бездельем наслаждаться!

- Чего? – оглядев катающуюся по полу меня, недоуменно выдал Алехин. – Чего ржешь, чудище рыжее?

- Сказал человек, приперевшийся на автомойку в поисках официантки с кружкой кофе, - тихо хрюкнула я.

- Бывает, - невозмутимо пожал плечами сосед. Закурив, Лександрыч привалился к стенке, глядя как унылые работнички, не решающиеся бросать на него злобные взгляды, но исправно матюгающие сквозь зубы, вытаскивают коврики из его машины. Скосив глаза на открытую дверь, ведущую из бокса в админку, негромко поинтересовался, указав на нее головой. – А эти опять откуда?

- Увы, мой друг, - похлопав по плечу директора клуба и кофемана по совместительству, печально вздохнула я. – Похоже, что отныне сия святая троица мой крест и мне его нести. Надеюсь только, что больше неприятностей не предвидится, иначе моя чувствительная тушка еще какого-нибудь небожителя просто не…

- Где она?! – донеслось вдруг из админки.

Больше ржать я не смогла!

- Да вы издеваетесь… - простонала, выронив сигарету, сползая по стенке уже натуральным образом и закрывая руками лицо. – А-а-а… За что мне это?..

- А, так ты тут? – в дверном проеме показалась голова невозмутимого Олега Верещагина.

- Нет меня, - снова хрюкнула, утыкаясь носом в собственные коленки. – Вся закончилась!

- Глупости не говори, - укоризненно протянул рокер. Окинул взглядом главаря и даже поздоровался. – О, и ты тут. Здарова, Мих. Так, я на минутку….

И скрылся к моему огромному облегчению. Икнув от смеха в последний раз, я с трудом встала, чувствуя, как уголки рта подергиваются уже безо всякой на то причины. Честное пионерское, с этими чудными людишками никогда не знаешь, с  какой конкретно стороны всеобъемлющий песец подкрадется и раскроет свои широкие объятья.



Анютка Кувайкова

Отредактировано: 03.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться