Отпусти... Нам нельзя

Размер шрифта: - +

Глава 26

Ненависть не заглушишь ненавистью. Победить её может только любовь.

Просторы интернета

Я пил виски. Осушал стакан за стаканом в надежде, что это поможет мне забыться. Отвлечься и не смотреть на неё, не видеть, как её обнимает другой, как слегка касается губами ее щеки, вдыхает запах волос. Меня несло. Впервые в жизни я чувствовал, что готов развалить к чертям этот званый приём, разбить ту гору со стаканами и мартини. Сделать хоть что-то, чтобы не так болело.

Хотел, правда, хотел что-то сделать, чтобы сорвать всё, но не смог. Видел, как она улыбается, как светиться улыбка на её лице, как она сверкает. Ей нравится, она счастлива, а я… я потерплю.

Наверное, именно в этот момент я таки понял, что всё… конечная… дальше станция зависимость. Не от наркотиков, алкоголя или курения, это всё нафиг не нужно нормальному человеку, от неё я зависим. Дышу, потому что она дышит, живу, потому что она живёт, не счастлив… нет. Да и какое счастье? Она с другим, а я молчаливый наблюдатель, сходящий с ума.

В какой-то момент отец выхватил у меня из рук стакан и с приветливой улыбкой, направленной окружающим, повёл меня на второй этаж. Втолкнув в комнату, прогремел:

— Совсем офигел? Ты зачем праздник портишь и вообще, тебе кто разрешил пить виски, тем более в таком количестве.                      

— Что тебя не устраивает? Я веду себя нормально.

— Ну да, как же. Ты думаешь незаметно, как ты на неё смотришь?

— На кого, папа?                     

— На Виту. Что у вас с ней?                     

— У нас с ней? — я улыбнулся, смакуя это словосочетание. — Ничего у нас с ней нет.

— Хорошо. У тебя что к ней?                     

— У меня к ней…— я усмехнулся. — Так сразу и не скажешь.

— Ты пьян, Денис. Останешься здесь, пока не протрезвеешь.

— Мне пофиг.                     

— Денис, — отец подошёл ближе. — Делай что хочешь, но в клуб с ней ты поедешь.

— У неё есть Стёёёпааа, — протянул я.

— Мне плевать. Ты поедешь с ней. Ты мой сын, я тебе доверяю, — отец развернулся и пошёл к двери, будто и вовсе не услышал мой ответ.

— Зря.                     

Я сам себе не доверял, но понимал, что он прав. Мне нужно протрезветь и поехать в клуб. Мало ли что там может произойти, да и Стёпа не ангел же. Я прекрасно знал, как он девушек «убалтывает», если что-то не по его получается.

Какой лучший способ протрезветь? Заняться любовью. Увы, любовь была бы против, так что оставался вариант номер два: принять холодный душ. Так и сделал. До клуба оставался час, так что я смог протрезветь и почувствовал себя в разы лучше. Сколько раз заикался не пить вообще ничего. Да и не пил. Не любил это дело. Вредно это, да и потом бяка с организмом и не помогает нифига даже забыться.                     

К гостям спустился уже в трезвом уме и светлой памяти. Её увидел сразу: она прекрасна. Выделялась из толпы, держалась хорошо, будто и организовала этот вечер и позвала всех сюда, а не впервые видит всё это сборище. Отец постучал по бокалу.

— Ну а теперь, когда все слова поздравлений сказаны, а подарки вручены, я предлагаю нашим детям переместиться в более привычное для них место: клуб «Эдем». Я снял его на сегодняшний вечер. Никаких посторонних, только те, кто присутствует здесь. Вас всех отвезут мои водители на нескольких автомобилях. Вита, ещё раз с днём рождения и желаю хорошо повеселиться.

Отец закончил свою тираду, после чего все мои одноклассники и другая молодёжь двинулись к выходу. Вита, под руку со Степаном пошла к первому, украшенному лимузину. Ну да, как же я забыл. Стёпа учтиво открыл ей дверцу, усадил на сидение и сел сам. Я тут же поспешил к ним, садясь напротив. Если у него и были какие-то пошлые мысли, то я не дам им сбыться.

В его любовь к Вите я не верил от слова «совсем», хотя он наплёл и мне о ней. Говорил, что всё это время любил её, ждал, пока вырастет. Не верил вот совершенно. Почему? Да потому что он бабник чистой воды. У него на каждой гонке новая девушка: Аня, Таня, Юля, Света. Он иногда даже не знал, как их зовут. Мог приехать с одной, а уехать с другой или даже с двумя. Смотреть, как он её обнимает, как трогательно целует в висок, было противно и адски больно ещё и потому, что я понимал: «она не против».                     

Почему я так завёлся не знал, ведь и Вита, как оказалось, не набожная праведница. Вон, целовалась со мной и не думала о Стёпе своём, а потом и вовсе к нему переметнулась.



Адалин Черно

Отредактировано: 23.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться