Отрава для сердца моего

Размер шрифта: - +

Глава четвертая

Ясна сидела у окна, облокотившись на подоконник и, подперев кулачками подбородок, наблюдала за тем, что творилось во дворе. Там, весело перекрикиваясь, бородатые, крепкие мужики строили беседку. Эта беседка нужна была девушке, чтобы проводить уроки на свежем воздухе. Учебный год заканчивался, скоро наступит жаркая пора, но среди учеников были отстающие и вот в этой беседке Ясна собиралась подтянуть их до начала нового учебного года. Такой ученик в данный момент сидел за ее спиной и, пыхтя и сопя, писал в тетрадке руны.

Оглянувшись, девушка посмотрела на мальчика, он, оторвавшись от своего занятия, скорчил умильную мордашку. Но Ясна, нахмурившись, строго сказала:

— Данко, не отвлекайся, пиши внимательно и без помарок. Иначе тетради будет покупать твой отец. У меня уже почти не осталось их в запасе.

Мальчик, тяжко вздохнув, принялся, высунув язык, дальше усердно выводить руны. Ясна прекрасно понимала, что эти знания, возможно, никогда не пригодятся крестьянскому мальчику в жизни. Сельских детей обучали только буквенному письму, которым пользовались в их княжестве. А вот руны были межгосударственной письменностью, с помощью их можно было общаться, даже если не знать чужого языка. Знаки рун трактовались одинаково на всех языках. Но, взяв на себя обязанности учительницы в этой школе, девушка решила обучать детей и рунному письму. Вначале это ее новшество встретили настороженно, ворчали, что их детям будет достаточно просто уметь написать короткое письмо, подписать что-либо, и этого для них хватит. А изучать такое сложное письмо, как рунное им незачем. Еще большее недовольство вызывало то, что они использовали бересту, а Ясна учила их писать на бумаге, которая была очень дорогой и ею пользовались только богатые и высокородные господа. Так же она, кроме обязательной арифметики еще обучала детей истории и географии. Большинству детей нравилось учиться, но не все могли освоить то, что хотела дать им Ясна. С отстающими учениками она занималась дополнительно.

Мужики откликнулись на ее просьбу построить беседку, но отпускать детей будут с большой неохотой. Ей как-то сказал один крестьянин, что летний день год кормит, и позволить прохлаждаться своим детям в самую горячую пору они не могут. Скорее всего, придется в ближайшее время закрыть школу до осени. Как, впрочем, и каждый год.

Наблюдая за мужиками, Ясна подумала, что бороды являются важной и неотъемлемой принадлежностью мужчин в их княжестве, будь то простой мужик или родовитый вельможа. Голый подбородок считался недопустимым, только волероны могли себе это позволить. Вот интересно, они брились или просто волосы на их лицах не росли?

«О боги, - ужаснулась девушка, - о чем я думаю!»

Девушка встала и, отпустив обрадованного мальчишку домой, убрала все со стола в шкаф и вышла во двор. Беседка была почти готова.

— Что, Ясна Велеславовна, - обратился к ней отец одного из ее учеников, молодой еще, вполне симпатичный мужчина, - как вам беседка? Нравится?

— Да, - улыбаясь ответила Ясна, - очень. Но если бы ты, Дерван, отпускал всегда своего сына сюда, мне еще больше бы понравилось.

— Так, это, - заюлил мужик, - мы завсегда, только вот, работы много мужицкой, а Волька, знамо, помощник, больший самый, после него-то одни девки, толку-то от них. Недавно вот еще один мальчонка народился, но когда он еще подрастет. Вы уж не серчайте, но если не сын, то кто еще поможет по хозяйству?

— Ладно, - отмахнулась девушка, - заканчивайте тут, а я, пожалуй, пойду домой.

— Так, скоро темнеть начнет, Ясна Велеславовна, - обеспокоился Дерван, - может проводить вас?

— Нет, - ответила девушка, - не надо, успею до темноты. Да и не боюсь я ее.

Сказав это, Ясна направилась со двора школы. Мужики проводили ее взглядами и вернулись к работе, тихо переговариваясь между собой, что дочка их господина смелая девушка. Конечно, разбойники и насильники у них не водились, но все же не стоит красивой девушке ходить одной. Мало ли….

Ясна решила скостить дорогу и пошла через лесок, так было ближе к дому. Недавнее сравнение мужиков с волеронами разбередило ей душу. Прошло пять лет с тех пор, как ее почти насильно выдали замуж, и все это время муж не напоминал о себе, словно напрочь забыл, что у него есть жена. Аруан навещал ее несколько раз в год, и всегда когда не было отца в поместье. Приезжал на несколько часов, никогда не оставался на ночь. Пытался вести себя как ни в чем ни бывало, но Ясна разговаривала с ним холодно и он уезжал, чтобы спустя время приехать вновь. Ну вот зачем он мучает и себя и ее?

Она жила в поместье и никуда не выезжала, боясь напомнить о себе мужу. А вдруг, увидев ее в столице, он вспомнит, что у него есть жена? Отец не возражал против того, что Ясна превратилась в затворницу. Он считал себя виноватым в том, что случилось с дочерью – не доглядел, не предотвратил. И ему не хотелось отдавать дочь такому чудовищу, как Амьер. Но все же отец понимал, что долго так продолжаться не может. Его девочка превратилась в очаровательную девушку и, пряча ее в поместье и отклоняя несколько лет предложения о браке, он вызывает кучу сплетен и кривотолков. Выхода из создавшейся ситуации пока он не видел.

Теперь Ясна жила в поместье без тетки, ту выдали замуж. Отец хоть и не очень надеялся на то, что его сестра будет воспитывать племянницу, но все же она должна была немного интересоваться что делает девочка, присматривать за ней. И, разозлившись на сестру, Велеслав выдал ее замуж за вдовца с кучей ребятишек. Пусть теперь учится заботиться о чужих детях.



Галина Турбина

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться