Отрава для сердца моего

Размер шрифта: - +

Глава девятая

Глава девятая

Ясна не стала надевать платье служанки, которое она принесла. Оно было Ясне мало в груди и коротко, сверкать коленками она не собиралась, даже если и на ней будет накинут плащ. Поэтому девушка решила надеть свое платье, у нее было темное и простое из тех, что взяла с собой из дома.

До темноты еще было время и Ясна расположилась у камина с Идой. Неожиданно служанка, всегда молчаливая и испуганная, разговорилась. Она сказала, что господа никогда не обращают внимание на людей, обслуживающих их. Служанки, выгребающие золу из камина в соседней комнате, или отмывающая ванну, или трубочист, чистящий дымоход, не заслуживали их внимания. Им не приходило в голову прикрыть плотнее дверь или говорить потише. А у тех, кем они пренебрегали, тоже были уши и глаза.

Ида рассказала об Амъере то, что Ясна и не подозревала. Этот замок принадлежал клану Клартэ, им совсем недавно владел старший брат Амьера. Брат погиб вместе с женой и сыном почти год назад во время очередного землетрясения где-то на севере. Там был еще один замок, принадлежащий клану Клартэ, говорят, он разрушен до основания. Разница в возрасте между братьями была большой, почти двадцать лет. Владыка и брат Амьера долго не признавали его законным сыном клана Клартэ, потому что Амьер родился через девять с половиной месяцев после гибели отца. Старший сын, став главой клана после смерти отца, по наущению Владыки выгнал мать из дома после рождения младшего брата, обвинив ее в прелюбодеянии. Мать Амьера ушла в свой клан, глава этого клана подал в суд на старшего брата за клевету на мать. Старший брат Амьера были вынуждены оправдываться в суде. У него не было других доказательств, кроме сроков рождения Амьера. Но лекарь и повитухи доказали, что беременность может затянуться на две – три недели дольше положенного времени. Мать Амьера была оправдана, но не вернулась в клан Клартэ, сказав, что не намерена возвращаться туда, где ее облили грязью и она никогда не простит тех, кто ее оклеветал. Мать Амъера до сих пор живет в родном клане, относящимся к Дому Южного Ветра, это сильный Дом.

Амьер воспитывался в клане своей матери. Но когда ему исполнилось пятнадцать, он пришел к брату и сказал, что имеет все права носить имя Клартэ, и потребовал отдать ему этот замок и признать гуэном Клартэ. Но старший брат прогнал его, сказав, что имя Клартэ не имеет право носить незаконнорожденный, кем является Амьер, несмотря на то, что суд оправдал их мать. Тогда Амьер заявился к Владыке с тем же требованием. Грозился, что если он не восстановит его в правах, то он вытащит на свет грязные тайны Дома Огненного Ветра и не только это, но и расскажет в княжестве все о волеронах. У него есть доказательства, документы, которые прихватила с собой мать, уходя из дома старшего сына, который был и ее домом много лет. Конечно, Владыка сказал, что ему проще прибить племянника, но он ответил, что если с ним что-то случится, то тогда все доказательства и документы попадут куда надо и в те руки, кто сумеет этим воспользоваться.

Владыка вынужден был надавить на старшего племянника. И Амьер был официально признан гуэном Клартэ. Отношения братьев были непростыми. Старший постоянно третировал и унижал младшего, но и младший, несмотря на юный возраст, старался не давать спуску брату, за что был частенько безжалостно побит. Иногда казалось, что во время их ссор замок разлетится по камешкам. Особенно ожесточенные ссоры вспыхивали, если старший брат плохо отзывался о матери. Женившись, старший брат оставил этот замок Амьеру и перебрался на север, где и погиб под обвалами при землетрясении.

Жалеть Амьера с ее стороны глупо, но слушая служанку, Ясна представляла гордого, одинокого мальчика, защищающего свою честь, свое имя, и честь своей матери. И невольно прониклась к нему не то чтобы уважением, но каким-то его подобием и, пожалуй, толикой жалости. Но именно к тому, маленькому мальчику, выросшему без отца и презираемому старшим братом и дядей. Нынешний Амъер не вызывал жалости у нее. Да и уважения он не заслуживал. Как он мог обвинить жену в измене, когда и его мать, и он сам пострадали от такой же клеветы?! А, ну да, Ясна же не волеронка, и от нее можно избавляться любой ценой.

Еще ее очередной раз удивило отношение волеронов к людям. Наверняка, и их слуги в поместье многое знали о своих господах, но не всё. А тут, неграмотная служанка из поселения знала темные тайны семьи своих господ. Ну и что, если ее родственники работали в замке и многое слышали и могли рассказать что-то своей семье. Удивляло другое. Волероны относились к людям рядом с ними находящимися, как к теням, не могущим слышать, думать, говорить? Или как к животным? Если в княжестве закрывались двери для приватного разговора, то ни собаки, ни кошки не выгонялись. Что могут понять эти безмозглые твари? Так и волероны думали о людях?

И что же за сын такой, если выгоняет из дома мать с новорожденным братом? Да уж, высокими моральными качествами волероны не обременены. Как же ловко они притворялись в княжестве. Никому и в голову не приходило, что обособленность их проживания, холодность (но не надменность, как ни странно!), некоторая отстраненность в отношениях с людьми княжества обусловлена тем, что они презирают людей.

И все же, как бы ни была сегодня разговорчива и откровенна служанка, кое-что она все-таки не договаривала. Как ни выспрашивала Ясна, Ида так и не ответила, кто же на самом деле эти волероны, чем они отличаются от людей.

Если принимать во внимание все, что она узнала о волеронах, не совершает ли она огромную глупость, собираясь встретиться с Аруаном?

***



Галина Турбина

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться