отравленная

глава 5

Кириллу чертовски плохо. Все эти дни без Алисы дались ему слишком сложно. Он ни капли не жалел о том, что во всем ей признался, раскрыл перед ней свою душу, обнажил свои мысли. Единственное, чего он безумно опасался, — ее исчезновения от него. Девочка могла убежать, скрыться, как от дикого зверя. Хоть он и был таким — хитрым и расчетливым волком, застрявшем в человеческом теле, он хотел любви. И единственной, кто эту любовь могла ему подарить, была именно Алиса Мельник. Девушка, которую он случайно встретил в кафе в проклятое субботнее утро.

— Я слышал, что ты, Леха, встречаешься с кем-то, — пробормотал Паша, потирая свой туповатый подбородок. Парень откинулся на спинку жесткого стула, сложил руки на груди. Темные пряди волос противно лезли в глаза, он то и дело убирал их назад.

— Откуда такая информация? — протянул Лешка. Он быстро открывал один шкафчик за другим. Пытался найти что-то особенное. Пива ему больше не хотелось, водки тоже. Он хотел есть, а в доме Павла Смирнова, кроме алкоголя, количество еды сводилось всегда к минимуму.

— Из проверенных источников, — шатен улыбнулся, обнажив свои зубы. На переднем зубе можно было увидеть маленький скол — упал и сильно ударился о бампер отцовского авто, когда ему было семь. С тех самых пор этот маленький, но приметный скол всегда был с ним. Как-то Пашка даже хотел пойти в клинику и решить этот вопрос, но не смог. Не желал прощаться со своей особенностью. Считал, что этот скол — его отличительная черта, его собственная изюминка.

— Надо отдать должное твоим источникам, подают тебе лишь проверенную информацию, — Леша наконец нашел на полке распечатанную пачку чипсов. Они были уже мягкими, вовсе не хрустящими, но пахли вкусно. Парень вытянул один кусочек, понюхал его, а после положил себе в рот. Спустя пару секунд быстро выплюнул все в раковину, после чего включил воду. — Какая дрянь! — полоская рот, пробурчал Онегин. — Ты вообще что ешь, шпион недоделанный?

— Я только завтракаю, друг мой, а это делаю обычно в компании обворожительных дам. Обычно у них дома, — Пашка улыбнулся. Наклонился вперед, взял со столика бутылку пива, поднес к губам, но так и не сделал глоток. — Теперь вымывай раковину, идиот.

Все это время Кирилл был рядом с друзьями. Лежал на диване, закинув ноги на подлокотники, а под голову подложил старую потрепанную подушку. В его кармане лежал телефон, который «Кира» хотел взять в руки, выйти в другую комнату и набрать номер Алисы. Снова. Он ей писал и звонил слишком часто, но она редко ему отвечала. А если и отвечала, то как-то отстранено. Будто парень ей был не нужен, будто она потеряла к нему интерес. А был вообще этот интерес? Или Зейгеру лишь показалось то, как она на него смотрела, как ее тело реагировало на его прикосновения и как сама Алиса целовала его? Нет, это не могло быть обманом. Эта девчонка определенно запала на Кирилла Зейгера, и он это знал.

На этот раз молодой человек не собирался спешить. Повтора того, что было несколько лет назад, не хотел. Из-за непростой ситуации со своей прошлой девушкой, Кириллу нужно было переехать из своей уютной квартиры, вернуться обратно в нелюбимый дом. Он радовался лишь тому, что его лучшие друзья остались здесь и помогли ему. Встали на его сторону и не поверили той лжи, о которой все болтали.

— Кстати, Кир, а ты в курсе, что твой брат спит с моей сестрой? — спросил Пашка. Он приподнял полупустую бутылку пива так, что она горлышком указывала на Зейгера. — Я этому мелкому гаденышу шею сломаю, если Ленка залетит, — добавил он, слегка ухмыляясь.

Его сестре семнадцать и, даже не смотря на возраст, он не мог поверить в то, что она уже более-менее взрослая. Сам же он в свои семнадцать уже менял одну девчонку на другую, даже не запоминая их имен. Впервые он увидел сводного брата лучшего друга, когда возвращался с работы — паренек выходил из их дома, закрывая за собой дверь. Младший братец Зейгера был удивлен и испуган тем, что ему не удалось остаться незамеченным. Потом Смирнов увидел свою сестру и Данилу в кафе, потом в клубе, где отрывался сам в компании своих друзей. Последней каплей стало то, что Ленка приволокла Данилу домой. Снова. Паша застал их в ее комнате, оба уже были без одежды. Он лишь надеялся на то, что ничего не произошло. Не хотел, чтобы судьба сестры была испорчена незапланированной беременностью. Ведь, если так произойдет, то она станет никому ненужной. Как и их мать, родившая Пашку в шестнадцать.

— Он мне не брат, — огрызнулся Кирилл, бросив грозный взгляд на друга. — пасынок моего отца, а мне никто.

— В любом случае я должен поставить тебя в известность, если вдруг пасынок твоего отца пропадет, — Паша пожал плечами.

Не выдержав, Кирилл достал из кармана мобильник. Он быстро провел по экрану пальцем, разблокируя его. В его голове давно было напечатано очередное сообщение Алисе, на которое она не имела никакого права не отвечать.

Слушай, если ты чего-то испугалась или я тебя чем-то напугал, завел в тупик или еще что-то, то дай мне знать об этом, хорошо?

Он быстро перебросил слова из своей головы на экран телефона, нажал на кнопку и сообщение отправилось к девушке. Но ответа парень так и не получил. Его это так раздражало, что он был готов сорваться с места, бросить все и приехать к ней. Кирилл знал, где они жила и работала, где любила проводить свободное время, в каком кафе чаще всего покупала чай, а в каком встречала субботнее утро, в каком магазине любила покупать свитера и блузки, а в каком недорогую бижутерию. Он знал о ней практически все, что касалось мест. Мог спокойно найти ее в этом небольшом городке за несколько минут, но не делал этого. Следить за ней еще слишком рано, она ему не принадлежала полностью, не являлась его собственностью, его девушкой. Нет, не девушкой, а собственностью, выполняющей роль девушки.

Зейгер сорвался через пару дней, когда его внутренний таймер ожидания сгорел. Приехал к книжному магазину, когда стрелки часов указывали на семь, припарковался на частной стоянке и ждал. Ждал, когда она придет. Все то время, что он ее не видел, пытался сдерживать себя, чтобы не вмешаться в ее жизнь, не приехать, дать ей время все обдумать самостоятельно, разрывало его на части. Глупо отрицать, что он не терял голову от нее. Он сходил с ума лишь одной мысли о ней.



Рина Дейн

Отредактировано: 23.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться