отравленная

глава 10

Спустя несколько дней после того, как Кирилл познакомился с подругами своей девушки, он не мог выбросить из головы три простых факта: факт первый — они все ему не нравились; факт второй — он определенно симпатичен Вике; и факт третий — он знал эту милую блондиночку Мариану, но никак не мог вспомнить, где ее видел. Каждую свободную секунду своего времени Кирилл проверял старые фото и контакты, прочесывал социальные сети, стараясь вспомнить, откуда ее знал, но все попытки ни к чему не приводили. Выругавшись, Зейгер снова отложил телефон в сторону, провел пальцами по влажным после душа волосам и прикрыл глаза. На душе было безумно паршиво. Ведь Кирилл, чтоб его, Зейгер чего-то не знал или не мог узнать.

Более-менее успокоившись, он решил переложить эту проблему на завтра. Поднялся с дивана, попутно подобрал с пола пустую бутылку пива. Пошел в сторону кухни, собирая по дороге всякий мусор, который ему больше не нужен — коробку из-под пиццы, баночки и бутылки из-под напитков, трубочки, несколько фантиков и салфетки. Собрав все это в большой черный пакет, Кирилл подошел к холодильнику, открыл его и выбросил много лишних продуктов, которые он точно не будет есть в ближайшее время — включая свою любимую арахисовую пасту. Рука Кирилла дрогнула, когда он взял открытую баночку, почувствовал сладковатый запах пасты, но ничего не смог с собой поделать. Кирилл всегда говорил, что от просрочки нужно немедленно избавляться и лучше всего это делать заранее. То же самое правило парень применял и к людям.

Именно из-за этого, Зейгер хотел как можно скорее избавить Алису от ее «любимых» подруг. Каждая из них казалась Кириллу безвкусной лицемеркой, которой определенно что-то нужно от его девочки. Его. Девочки. Никто, лишь он сам, мог что-то брать у Алисы, пользоваться ею. Только он.

Единственная, с кем он не мог справиться, и он это знал, была — Яна. Нынешняя не только подруга Алисы, но и девушка его лучшего друга. Леша едва ли не с ума сходил от счастья, когда эта кареглазая девушка стала покорительницей его сердца. Так говорил сам Лешка, и Кирилла наизнанку выворачивало от таких подробностей.

— Она странная, — протянул Кирилл, когда пришел к другу, а Яна как раз уходила домой. — Очень.

— Но чертовски красивая, — протянул Онегин, падая на диван. Потянувшись, он схватил со спинки дивана черную футболку и надел ее на себя. Одежда сразу же пропиталась влагой, ведь парень только что вышел из душа.

— Вот я и говорю, что странная, — усмехнулся Кирилл, присаживаясь в кресло, перед этим убрав с него несколько небольших подушек и бросив их на пол. — тебе никогда не нравились нормальные девушки. Всегда какая-то странность, но была.

Усмехнувшись, Лешка лишь пожал плечами. Прикрыв глаза, наклонил голову назад, упираясь затылком на спинку дивана. Парень улыбался и эта улыбка раздражала Кирилла. Он задавался вопросом, так ли выглядел сам со стороны, так ли вел себя, когда Алиса рядом с ним? Отрицательно качая головой, Зейгер убеждал себя, что он не такой. И Мельник не такая. Она его девочка, которую Кирилл любил. Любил, а не был влюблен как Лешка в Яну. Любить и быть влюбленным — разные вещи.

Собрав весь мусор, Кирилл завязал пакет и пошел к входной двери. Накинув на обнаженные плечи кожаную куртку, он, не выпуская пакет из рук, открыл дверь и вышел на улицу. Легкий морозный воздух сразу же ударил ему в лицо. Парень вздрогнул, но куртку не застегнул. Прикрыл дверь и пошел в сторону контейнера, который стоял в метрах двадцати от его дома. Кирилл смотрел прямо перед собой, не оборачивался по сторонам. Выбросил пакет и обтер руки о потертые темные джинсы. Развернувшись на пятках, пошел в сторону своего дома. Достал холодными пальцами из кармана куртки пачку сигарет и зажигалку, вытянул одну сигарету, а остальные снова спрятал.

— Бросай курить, придурок. — шепотом усмехнулся он, зажимая сигарету между зубов. — Малышку раздражает этот запах.

Поднеся зажигалку к сигарете, он поджег ее и сразу же вдохнул. Приятный и дурманящий дым пронзил его насквозь, Кирилл слегка улыбнулся. Опустил одну руку в карман джинсов и наклонил голову назад. Зейгер мотрел на ночное небо, усыпанное яркими звездами, пытался найти то самое созвездие, которое когда-то показал ему отец — единственная хорошая вещь, которую мужчина сделал сам. Не найдя его, выругался, и снова сделал сильную затяжку. Вдохнул так глубоко, что слегка закружилась голова, но ему не впервой.

— Гребанная жизнь, — прошипел Кирилл, облизывая пересохшие губы и ощущая едковатый привкус сигарет на них вперемешку с едва уловимым вкусом крепкого пива — его любимая смесь.

Кирилл стоял на улице и курил, глядя на ночное небо, слишком долго. Так долго, что начал замерзать, чего никогда раньше не ощущал. Выругавшись, сделал еще одну затяжку, а после выбросил сигарету на землю и придавил ее носком кроссовка. Больше Кирилл в эту ночь не курил, помня, как Алису раздражал запах сигарет, хоть она и не говорила ему этого. Девушка лишь слегка хмурилась и старалась отворачиваться от него. Как же его это раздражало в ней! Единственное, что Кирилла бесило в девушке, от которой он был без ума — ее боязнь говорить правду. Ему! Она никогда никого не обманывала. Никого, кроме него. И от этого Кирилл Зейгер сходил с ума.

Перед сном Кирилл снова открыл шкаф, отодвинул одежду на вешалках и посмотрел на фото, развешанные по стене. Улыбнувшись, поднес руку и провел кончиком пальца по его любимой сейчас фотографии. Алиса прислала ее несколько дней назад, когда получила очередной букет от него. Он был готов осыпать ее цветами, клясться ей в любви и говорить о том, как сильно он ее любит, лишь бы она отвечала ему взаимностью. Точнее, лишь бы любила его, а об остальном он позаботится сам.

 

Жизнь Алисы была похожа на спокойный аттракцион. На тот, где не нужно нервничать, ожидая какого-нибудь падения. На тот, где ты спокоен и умиротворен с самого начала и до конца. Мельник полностью погрузилась в работу книжного магазина. Своего книжного магазина. В первые же дни устроила глобальную перестановку, в этом ей помог Юра, который на тот момент еще гостил у них дома. Парень был мягко сказать в шоке от происходящего, но ничего не говорил. В глубине души старший брат понятия не имел, откуда у того Кирилла деньги на такой дорогой подарок. Юрий ломал голову над этим вопросом, но самой Алисе ничего не говорил. Да и с Кириллом знаком еще не был. Мельник оттягивала момент знакомства со своей семьей. Боялась того, как на него посмотрит ее мать, будет ли та сравнивать его с Дмитрием. Конечно же, будет!



Рина Дейн

Отредактировано: 23.02.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться