Отравленные корни

Размер шрифта: - +

Олеж

В комнате с белым потолком

С правом на надежду,

В комнате с видом на огни

С верою в любовь.

 «Я хочу быть с тобой»Наутилус

Глава 1

 

- …нарушил приказ! Не оправдал доверие! Подставил своих товарищей! Знаешь, что с ними стало?! Иди – полюбуйся! Спроси своего драгоценного наставника, который тебе во всем потакает, где теперь наши лучшие бойцы!

Голос Брасияна гулким эхом отражался от стен и разносился по тренировочному залу, даруя массу неприятных ощущений. Когда сила, пусть даже подаренная Светом, выходит из-под контроля, это всегда неприятно.

– И в обмен на что?! Жизнь ведьмы, помилованной из жалости! Мы могли узнать, кто стоит за экспериментом, а в итоге…

– Он бы все равно не пришел, – пробормотал Олеж себе под нос.

– Откуда тебе знать?! – светлый на секунду замер, буквально дрожа от гнева.

– Ему не за чем было приходить, – раздельно и предельно спокойно ответил боевик.

– А ты, конечно, лучше всех разбираешься в мотивах поведения темных и можешь спрогнозировать их поступки!

Ярость бывшего наставника выплескивалась в магическое поле рваными волнами. И Виттор, стоящий в стороне, первым ощущал ее действие. Морщился и кривился, поглаживая одной рукой горло. Старая рана давала о себе знать.

– Он прав. Садовнику уже не нужно приходить.

Илей появился в комнате бесшумно и незаметно. Олеж с трудом подавил усмешку. Его поступок заставил многих светлых бросить свои дела. Прямо сенсация…

– А ты, как всегда, ему потакаешь! – тут же перекинулся на нового визитерасветлый. – Ты и Оливия! Избаловали его, как какого-то мальчишку! Он – будущий истинный маг и должен нести ответственность за свои поступки, а не считать, что весь мир вращается вокруг его желаний!

– Ты не устаешь напоминать мне о том, чего стоят мои желания, – кто бы знал, каких сил стоила ему эта невозмутимость. И как хотелось сорваться в ответ на выпады и запихнуть все сказанные слова Брасияну в горло. Нельзя. Как бы то ни было, в чем-то он прав. Пора нести ответственность за свои поступки.

– Я – единственный, кто знает их реальную цену!

– Неужели?

– Довольно! – пророкотал целитель, прерывая очередной выпад. – Дело сделано. Княгиня жива. Поле уничтожено. Вирги восстановятся.

– И сколько времени займет их восстановление? А самое главное – чем мы заткнем образовавшуюся брешь в нашей защите?

Светлый стал говорить тише, но его злость никуда не делась. Олеж чувствовал ее. Ледяную, тяжелую, глубинную, застывшую громоздкой массой где-то внутри мага и не собирающуюся истаивать. Слишком старая ярость, слишком… чтобы он один являлся ее причиной.

– Подошло время восстановление некоторых боевиков, – Виттор сухо закашлялся, но продолжил:– Мы можем вернуть их в Гленж на службу и пересмотреть несение вахт. Проблема решаема. Аналитики уже готовят черновой вариант.

– Этого недостаточно. Нам нужны свежие силы. После устроенного Олежем фейерверка темные зашевелились. И теперь просто так не успокоятся. Нам нужно чем-то ответить им. Осадить.

– Можно предъявить обвинение в экспериментах над сознанием…– Глава боевых магов снова прервался на надсадный кашель, прикрывая ладонью рот. – Наблюдения Олежа показывают, что поведение напавших боевиков сильно отличалось от естественного. По предварительным выводам аналитиков имело место масштабное вмешательство в сознание.

– Сознание – область Гипноса. Пусть он с этим и разбирается, – отмахнулся Брасиян, но голос стал значительно спокойнее. И ярость внутри словно подернулась дымкой, отступила, уходя в глубину и маскируясь там до следующего повода.

– Тем не менее, обвинение может серьезно их охладить, – отстраненно заметил Илей, делая несколько пасов в сторону Виттора. Тот благодарно кивнул. – Безумные эксперименты Ферды – не то, что нам сейчас нужно. Хватит загадок княгини.

– От решения которых мы серьезно отдалились! – новая вспышка была короткой и какой-то смазанной. Скорее желание оставить последнее слово за собой, нежели реальная злость. И почему он раньше не видел таких простых и очевидных эмоций?

– А тебе не кажется, что это связано? – словно не слыша, продолжил целитель, прохаживаясь по залу. – Обращение нейтрального мага в темного, почти истинного, шутки сознания… Со времен войны мы впервые сталкиваемся с такой активностью темных. Чрезмерной активностью.

– Что ты хочешь сказать? – перебил Брасиян, разворачиваясь к союзнику по Абсолюту уже с заметной заинтересованностью.

– Кто-то упорно пробуждает древние знания. Которые мы поклялись не тревожить. Забыть, чтобы не спровоцировать новую Юту. Кто-то, кто достаточно стар, чтобы помнить о них.



Дайре Грей

Отредактировано: 26.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться