Отражение

2

- Никакой ошибки. Или, быть может, вы можете представить мне документ, свидетельствующий о том, что вы являетесь подданной нашей, либо любой другой страны?

- Документ? - переспросила я.

- Документ, - кивнул Сарим, скривив тонкие губы в едва заметной победной усмешке.

Твою же! Так. Спокойно. Дело дрянь, но не всё потеряно. Документов у меня не было. А откуда им взяться, если нигде меня не регистрировали? Жили в лесах, а там зверьё бумажку не спрашивает, зимовали всегда в разных местах, подальше от больших городов, по имперским учреждениям не ходили. Ох, проблем не хотели? Лишних вопросов боялись? А мне что сейчас делать?!

- А с вами, - Сарим скользнул ленивым взглядом по побледневшей настоятельнице, - мы ещё поговорим.

Вот тут-то мне и поплохело. В голове что-то щёлкнуло и я поняла: оставив меня здесь, братья попросту купили мне место. По сути, я была безродной несовершеннолетней, которой по бумагам и в природе не существовало! А это очень-очень скверно. Хуже не бывает! Мне светил реальный шанс загреметь в приют! Это в моём-то возрасте! А там... По идее там должны будут разобраться как оформить на меня документы, но было одно "но". Во-первых, я сильно сомневалась, что дело дойдёт до бумажек, а во-вторых, если я попадусь в цепкие лапы чинуш, то уже не выберусь. По выпуску из приюта у меня были одинаковые шансы как загреметь в шахты, где люди дольше пяти лет не протягивали, так и быть отправленной кому-нибудь в подарок. Это знала и настоятельница, несмотря ни на что, взявшая меня под своё крыло и этот Сарим! Он не просто так сюда пришёл. Он знал, где меня искать! Тоже мне, добродетель, да у него на лбу написано: имею зуб на охотников. Выходит, кто-то нас подставил, сдал со всеми потрохами, но кто и зачем? Кому я помешала? Или не я?

Мысли проносились в голове с бешеной скоростью, паника накатывала девятым валом, заставляя захлёбываться в животном страхе. Я не знала что делать!

Призрачный шанс хотя бы на маленькую отсрочку появился в тот момент, когда Сарим, обойдя настоятельницу, направился ко мне. И без того дрожащие ноги подкосились, и я рухнула на пол, имитируя обморок, кляня на все лады всё на свете.

В классе тут же поднялся шум, но он быстро стих, стоило Сариму приказать всем покинуть помещение.

- Глупо дитя, - проговорил он, присев около меня на корточки, когда мы остались вдвоём. А мне, отчего-то показалось, что он протянул ко мне руку. На мою удачу почти тут же со стороны двери раздались уверенные шаги. Грубая подошва сапог, глухо стучала о деревянный пол.

Солдат или ещё кто, подумала я. Девы так громко и уверенно не ходят.

- Льетту в её комнату, и поставьте охрану у дверей, - приказал Сарим.

Отчаянье, вперемешку с робкой надеждой заставили сердце биться сильнее. Не всё потеряно. У меня ещё есть шанс на побег!

***

Пару минут, я лежала на жёсткой постели, прислушиваясь к утихающим разговорам за дверью, а потом осторожно поднялась. Я старалась двигаться как можно тише, чтобы старенькая кровать, скрипом, не возвестила моих охранников о том, что я пришла в себя.

Скоро переодевшись, отчётливо поняла, что ситуация была патовой.

Я не знала равным счётом ничего, чтобы начать обдумывать план дальнейших действий. Где Семья? Поймали их, или решили использовать меня в качестве наживки? Кто этот Сарим, и какой реальной властью обладает? Почему он купился на мой спектакль и оставил меня здесь? Блефовал? Решил, что я сама приведу его к братьям? Ох, сколько вопросов.

Бежать? Если бежать, то куда? У кого можно попросить помощи и не бояться очередного предательства? И имею ли я вообще право втягивать кого-то в свои проблемы? По логике простых людей - нет, а по нашим законам Свободных - вполне.

Вот она забота братьев в действии, вроде хотели как лучше, а получилось как всегда. Стольких проблем могли бы избежать взяв меня с собой... Ну да ладно. Поздно об этом думать.

Чувствовать себя зверьком, загнанным в угол, мне решительно не нравилось. Вроде и свобода, вот она, только решись на рывок, а на деле, велика вероятность угодить в капкан. Но и сидеть сложа руки не дело.

Может окно? Не спуская взгляд с двери, на цыпочках подкралась к нему, потянулась к ручке и едва не заорала, увидев по ту сторону стекла, перемазанное грязью мужское лицо. Визитёр широко улыбнулся, легонько дважды ударил себя по груди сложенными указательным и средним пальцем, и уставился на меня взглядом "пустишь, или мне тут висеть?"

Свой, тут же поняла я, и облегчённо выдохнув, отворила створку.

Он показал жест "свободен пока жив". У нас не всегда можно свободно говорить, а "мы отойдём на пару слов" далеко не все клиенты воспринимали адекватно. Вот и пришлось кому-то в далёком прошлом придумать язык знаков. Предприимчивость новатора не единожды спасала охотников от неловких ситуаций.

- Ты кто такой? - прошептала я и тут же спохватившись, пояснила, зажав рот гостю:

- Тихо, за дверью конвой.

Тот прищурился и кивнул.

Ну, раз меня поняли, я отошла, давая гостю возможность залезть в окно, справедливо рассудив, что сама судьба послала мне этого субъекта.

- Опоздали значит, - проворчал он. - Спаситель, не видно, что ли? - огрызнулся тот, вытаскивая из волос запутавшуюся в них веточку.

Ага, а маскировка стало быть для полной конспирации. Так, стоп. Значит среди наших знают обо всей этой катавасии?

- Потом мне всё расскажешь, кто, откуда, почему и зачем, а сейчас вытаскивай меня отсюда.

- Никакой тебе благодарности, - фыркнул он.

- Да не за что ещё благодарить, - отозвалась я.

В дверь громко постучали, а мы так и застыли на месте. Не успеем уйти.

Стук повторился вновь.

- Мирия, это я, Амелия. Можно мне войти?

Сгинь, нечисть!

- Пиявку тебе в печень, - тихо, но очень эмоционально отозвался спаситель.



Катерина Зиборова

Отредактировано: 24.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться