Отражение в глазах

Глава 4

Оставшиеся до корпоратива дни работа в офисе встала, а все разговоры вертелись только вокруг грядущего мероприятия. Это так напугало Таню, что она всерьез начала вспоминать, нет ли среди ее знакомых врача – для справки. «Прямо как в школе: ищу отмазку, чтобы не пойти на контрольную».

Она уныло перебирала вещи в шкафу, прикладывая к себе то одно, то другое. Вот какой формат у вечеринки? Слышала, что предстоит выезд в какой-то пансионат за городом, а что, куда точно – не уточнила. Мучайся теперь с нарядом!

Света наверняка могла помочь разобраться, если бы не умчалась по делам и не бросила дома телефон заряжаться. Об этом сообщила ее мама преувеличенно любезным голосом. Вероятно, она уже устала отвечать на несмолкаемые звонки тех, кто маялся у зеркала этим вечером.

Платье, платье... Наверное, все-таки зря она не поддалась на уговоры Синицкой и ничего не купила себе. И Таня, вздохнув, вытащила широкие плотные брюки веселого красно-кирпичного цвета и свободную рубашку, по центру которой проходила широкая рыжеватая полоса. Сойдет. Так, теперь волосы. Покрутила пряди в разные стороны, потом загнула их в смешные рожки и в конце концов со вздохом стянула резинкой. Еще раз проверила, что расческа точно лежит в сумке. Делать какую-то прическу нет смысла. Единственный вариант – просто распустить волосы, вряд ли за пару часов светлые волны превратятся в подобие шторма.

У здания «Центринвеста» сотрудников ждали заказанные автобусы, и Таня сразу же укрылась в одном из них от пронизывающего ветра. Она выглянула лишь раз, заметив подошедшую Свету, и предложила сесть вместе. Подруга бухнулась на сиденье и немедленно начала здороваться с соседями, перебрасываясь словами и бодро отвечая на незлобные шутки по поводу своей особо взлохмаченной прически. В ногах она пристроила увесистую сумку, очевидно планируя переодеться в пансионате. Отличная идея! Жаль, что она не пришла и в Танину голову. Наконец все коллеги устроились на местах, стихли болтовня и громкий смех. Пока автобусы разворачивались на узкой парковке, мимо них юркнуло несколько такси. «Конечно, начальство давно отвыкло от общественного транспорта», – Таня проводила глазами резво удаляющиеся машины и сунула зябнущие руки в карманы.

Пансионат «Приозерный» оказался от города в получасе езды. Двухэтажное вытянутое в форме подковы здание пряталось в окружавших его высоких раскидистых елях, а темно-зеленые стены местами сливались с игольчатыми лапками деревьев. Подъездная дорога странно кружила, позволяя рассмотреть то озеро, затянутое у дальнего края дымкой тумана, то опушку хвойного леса, источающего пьяноватый сладкий аромат, ощутимый даже в автобусе, то огромные французские окна на первом этаже пансионата, льющие мягкий свет на пустые клумбы с засохшими стебельками цветов.

Выгрузив пассажиров, автобусы не стали задерживаться и уехали тем же объездным путем. Они будто растворились в воздухе и оставили после себя легкий запах бензина, развеявшийся через пару минут. Шумная толпа по мощенной камнями дорожке направилась к главному входу. На крыльце все на секунду останавливались, чтобы поздороваться с руководителями, а потом огибали их с двух сторон. Мешающее пройти начальство кивало в ответ, но не прерывало свой разговор. Странно, казалось, будто они ругаются.

Привычный костюм заместителя генерального директора сменился обычными темными брюками без стрелок и кожаной курткой, выразительно подчеркнувшей его приличные мускулы. «Головин...» – вспомнила Таня фамилию заместителя. Мужчина выглядел подтянутым и собранным, будто приехал не отдохнуть на корпоративный вечер, а намеревался осуществить армейский марш-бросок. Он часто подносил к губам сигарету и нервно затягивался сразу несколько раз подряд, не замечая стремительно нарастающий столбик пепла. Лишь когда сигарета обожгла ему пальцы, Максим ожесточенно втоптал окурок ногой в дорожную плитку. Сейчас он напоминал вырвавшегося из клетки хищника перед прыжком.

Естественно, роль укротителя отводилась Княжеву. В сером свитере крупной вязки и темных штанах он смотрелся простовато, но лишь издалека. Вблизи становилось ясно, что за эти качественные и добротные вещи отданы немалые деньги. Он спокойно что-то втолковывал Головину, будто не видел, что грузноватая фигура последнего сжата, как пружина в ожидании малейшего касания.

В холле Таня не удержалась и обернулась, чтобы узнать, чем кончится это противоборство. Кровь не пролилась: Егор решил обрубить явно никуда не ведущий спор, выразительно постучав ногтем по увесистым часам на руке. Максим неодобрительно покачал головой. Он дернул на себя входную дверь и так резко ворвался в холл, что едва не сбил подсматривающую Таню. Пробурчав что-то себе под нос, Головин сдвинул ее на полметра вбок, как шкаф, и скрылся в коридоре. Егор же замер еще на несколько секунд на ярко освещенном крыльце и, прикрыв глаза, глубоко вдохнул прохладный воздух.

Всем предложили отнести вещи и спуститься в банкетный зал к началу мероприятия. Номера распределили накануне, разумно предложив не терять время перед банкетом на формальности. Фамилии «Вышковец» и «Синицкая» были написаны рядом.

Доставшаяся им комната оказалась небольшой и очень уютной, в голубовато-серых тонах. Одна кровать стояла у окна, другая примостилась напротив. Света сразу же заперлась в ванной, а Таня опустила свою полупустую сумку на пол. За невесомой занавеской тускло блеснуло озеро, лежавшее немного в стороне от пансионата. Надо обязательно рассмотреть его поближе.

Сняв куртку, Таня оправила пояс брюк и заглянула в небольшое зеркало на стене, потом тронула помадой губы и провела расческой по распущенным волосам. Вместо сапог Таня надела синие туфли и огорченно цокнула языком. Жаль, что она не удосужилась раньше полностью примерить наряд. Тогда сразу бы стало ясно, что цвет обуви выбивается из общей гаммы. Хотя что тут сожалеть: покупка новых туфель все равно не была запланирована...



Наталья Ермаковец

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться