Отражение в глазах

Глава 5

Фонари ярко освещали мощеные дорожки. Половину пути Таня прошла быстрым шагом. Замедлиться пришлось, когда ноги ступили на пожухлые влажные иголки. Под шершавыми стволами сосен свет разбивался на неровные многоугольники, а наползающий с озера туман грозил поглотить причудливую мозаику.

Скоро деревья сменились сухой осокой. Она росла так густо, что, если бы не протоптанная кем-то узенькая тропинка, Таня не добралась бы до воды. Потому оказалось необычным за стеной травы увидеть узкую полоску песка с лежащим деревом. Ствол был гладким и чуть-чуть влажным. Отличная скамейка! А если брюки и испачкаются, их можно постирать.

– Вы меня опередили и заняли мое место. Поделитесь? – перед вздрогнувшей Таней мелькнул серый свитер.

– Простите, Егор Викторович, не знала, что все бревна здесь пронумерованы...

Княжев удержал приподнявшуюся Таню.

– Не обижайтесь, пожалуйста, и не уходите, – примиряюще сказал он и опустился совсем рядом. – Когда выбираюсь в пансионат, меня тоже всегда тянет к озеру. Ну, как вам здесь?

– Непосредственно здесь, – Таня слегка отодвинулась в сторону, – замечательно.

– А там? Сам праздник вам не по душе?.. К сожалению, никогда не получается угодить всем.

Ей показалось или в самом деле в голосе Егора звучало извинение? И вообще, Княжев что, специально старается выбиваться из принятого стереотипа начальника? И почему от этого панибратства ей всегда настолько неудобно и неловко, что хочется нагрубить?

– Не в этом дело. Просто устала. В зале было душно, и захотелось на воздух.

– Да, воздух этот похож на хороший алкоголь: пьешь, пьешь и не можешь напиться, – согласился Егор и что-то протянул Тане. – Хотите попробовать мое любимое вино? Если не брезгуете выпить из моего бокала.

Она секунду помялась, но поднесла бокал к губам, после чего удивленно перевела взгляд на собеседника. Тот улыбнулся.

– Да, это вода. Здесь недалеко родник. Когда я приезжаю сюда, обязательно пью воду из него. Как-то легче становится, словно все грехи смываются. Попробуйте.

– Что, грехи смыть? Мне тогда бокала будет мало, придется идти за тазиком. Поднакопилось, знаете ли.

Егор поднялся и чуть покачался с пятки на носок.

– Нападение не лучший способ общения. Особенно с тем, кто старается избегать конфликтов. А про это место у меня есть отдельная история. Несколько лет назад мы с Максом, Максимом Александровичем, возвращались из командировки. То ли устали, то ли заболтались и свернули не туда. Пока разобрались, как вырулить на нужную дорогу... Короче, мы выехали вон там, с другой стороны озера, у огромной сломанной ели, – Княжев указал куда-то в темноту. – Жаль, ее сейчас не видно из-за тумана: настоящая красавица... Так вот, тогда здесь ничего не было, только вода и нетронутый лес. Даже удивительно, что никто не позарился на это великолепие. И я понял, что хочу, чтобы так все и осталось: мох на деревьях, птичьи крики, блеск рыбы...

После еле заметной паузы Егор добавил:

– Я купил этот лес и построил пансионат, не срубив ни одного дерева, ничего не изменив. И один этот первозданный вид искупает все мои совершенные гадости.

Луна вынырнула из-за туч и подсветила силуэт Княжева. Теперь стало заметно, что он слегка сутулился и прятал ладони в карманах брюк. Наверняка ему холодно без куртки, у воды да еще с такой нерадушной собеседницей. Только не хотела она обидеть Егора, просто совсем не расположена к беседе. Черт, как неловко!

Таня покачала головой и заставила себя встать рядом с директором. Под ногами просел песок. И у нее в голове мелькнула нелепая мысль, что вот сейчас песчинки поползут в стороны и в земле откроется громадная воронка, такая чудовищно огромная, что с легкостью заглотит ее, Таню. Полностью, целиком, со всеми грехами и колючими мыслями. Фантазия оказалась настолько яркой, что Таня испуганно сжала бокал и пролепетала:

– А этот родник далеко? И всем ли он помогает?

– Не знаю. Максим вот, он ничему не верит. А здесь ведь главное что? Вера. Даже если тебя убеждают, что это всего лишь плацебо, пустышка.

Невозмутимость Егора успокоила ее, и еще раз хрустнувший под ногами песок больше не страшил.

– Вы, наверное, не часто с ним совпадаете во мнениях, с вашим замом? – Таня вспомнила спорящих директоров на крыльце и тут же испуганно осеклась: вряд ли у нее есть право задавать такие вопросы.

– Да нет, у нас с Максимом стопроцентное попадание во всем. – Егор наклонился и поднял что-то с земли. – Мы одинаково оцениваем людей, только он зацикливается на их недостатках, а я предпочитаю отталкиваться от достоинств.

Брошенный предмет улетел в темное озеро, которое отозвалось гулким всплеском.

– Что-то вроде наполовину пустого или полного стакана?

– Точно. – Княжев опять забросил что-то в воду. – Кому-то Головин может показаться мрачным и резким, но это один из самых надежных людей. С ним не нужно подбирать слова, вообще что-то выдумывать, чтобы – боже упаси! – случайно не обидеть или не задеть гордость. Все вещи называются своими именами, и для меня это важнее улыбчивого притворства.



Наталья Ермаковец

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться