Отражение в глазах

Глава 11

Невозмутимости и выдержке Юли мог бы позавидовать английский дворецкий. Когда Таня появилась перед секретарем с основательно поплывшим макияжем и смущенно попросила хоть как-нибудь помочь, лицо той даже не дрогнуло. Она бесстрастно сняла свою огромную сумку со спинки стула и выудила оттуда сначала зеркальце, потом средство для снятия макияжа, пару ватных дисков и завершила все флаконом с тушью. Передав все пострадавшей, Юля вернулась к длинному списку с пометками на полях и поставила очередный плюсик в крайней колонке.

Таня же присела на диванчик и заглянула в зеркало. Да-а, таких эффектных полосок нет и у барсука!

– Начинаю сожалеть, что люблю маленькие сумки и ношу с собой только помаду, да и то в лучшем случае, – пробормотала она, когда начала чистить лицо.

– А я предпочитаю быть во всеоружии, – неожиданно подхватила секретарь, чем выдала скрытую заинтересованность в произошедшем. – В моей сумке нет разве только кровати. Да и ее запихнула, если бы та была настолько складной. Может, стоит сменить тушь, если она дает такие осечки?

– Вероятно, лучше сменить голову, чтобы вообще не было осечек, – хмыкнула Таня и услышала звук открывающегося лифта.

Появились умопомрачительные женские ноги на таких тонких высоченных каблуках, что можно было позавидовать поистине акробатической способности их хозяйки не падать с высоты. А потом чувство зависти Тани распространилось и на другие части тела вошедшей: тонюсенькую талию, туго затянутую кожаным пояском и казавшуюся еще стройнее; крутые бедра, вызывающе обрисованные тканью короткой юбки; пышную грудь, вроде бы и спрятанную пиджаком, но чуть ли не рвущую эту непрочную упаковку. Длинные светлые волосы, натуральные или же очень профессионально осветленные, струились каскадом на кокетливую шубку из какого-то сероватого меха. Из совершенного образа выбивался лишь рот: верхняя губа была узковатой, даже чересчур.

Неужели за доли секунды можно увидеть столько всего? Юля подняла голову и широко улыбнулась.

– Доброе утро, Элеонора Степановна. Вам чай, кофе?

– Доброе-доброе, девочки, – пропела красотка и грациозно покачала головой. – Ничего не нужно, я ненадолго.

Таня уткнулась в зеркальце, лихорадочно докрашивая глаз. Черт, и почему она не ушла в туалет приводить себя в порядок! Хотя до него еще нужно было дойти, и желательно не с такой боевой раскраской.

А блондинка уверенно направилась к кабинету справа от стойки и легонько постучала.

– Приветик, дорогой. А я мимо проезжала и решила заскочить.

Дверь захлопнулась до ответной реплики Княжева, и Таня перевела недоуменный взгляд на снова невозмутимую Юлю.

– Это кто был?

– Вы сколько здесь работаете? Явно же не первый день. Пора было бы и знать свою хозяйку, – секретарь укоризненно посмотрела на замершую Таню. – Это Эля, Элеонора Степановна. Невеста Егора Викторовича.

– Невеста?.. – эхом повторила Таня. Сердце отгрохотало раз шесть, прежде чем она отмерла и невидяще положила тушь на диванчик. – Спасибо за все. Я лучше пойду.

– Эй, вы глаз второй не накрасили!

Ослабевшие ноги еле двигались. Таня глупо помотала головой из стороны в сторону, как будто это могло вытрясти слова про невесту. Вот так, в один миг, разбилось ощущение покоя и стало больно, до колючего комка в горле. И воды... она так и не выпила воды...

Таня спустилась по лестнице на самый первый этаж, постояла в дверях холла, потом вернулась к себе в кабинет и прислонилась к стене.

– Ну, как все прошло? – вскинула голову Света и тут же подскочила к сползающей вниз подруге. – Таня, что случилось? Тебе плохо? Рома...

Таня села прямо на пол и обняла колени руками. Роман торопливо схватил первую попавшуюся чашку, плеснул в нее воды из чайника и молча подал Свете. Та решительно выставила его за дверь, а сама опустилась напротив Тани и поставила чашку рядом.

– Что случилось? Тебя же не уволили? Тебя не за что увольнять... – голос Светы дрожал. – У всех бывают ошибки. Может, и ты что-то проглядела, спешим же вечно. Ничего, все можно исправить. Сейчас мы сядем и вместе посмотрим твой анализ, да? И все будет хорошо. Таня, ну что ты молчишь?!

– Света, – медленно заговорила Таня и перевела взгляд на забытую на полу чашку, – я похожа на дуру?

– Чего?

– Да, точно, я дура. Идиотка, которая всему верит.

– Да объясни ты нормально, что произошло!

– Ничего не произошло. – В секунду с Тани спало оцепенение, и она встала. – Так, утраченные иллюзии... Знаешь, на сегодня мои трудовые подвиги закончены. Поеду домой.

– Ты что? Еще же и двенадцати нет! Да и среда, середина недели.

– И все равно поеду. Будут спрашивать – скажи, что заболела. Или нет, правду скажи. Что сбежала. Пусть увольняют, если хотят. – Таня надела куртку и рывком потянула «молнию» до верха. – Да, выброси мой цветок: у меня аллергия на розы.



Наталья Ермаковец

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться