Отражение в глазах

Глава 13

Вот не зря детей учат предварительно заглядывать в глазок, а уж потом открывать дверь: так можно избежать многих нежелательных гостей. Жаль, что эта полезная привычка у нее так и не выработалась, и сейчас приходится кусать губы и смотреть на стоящего на лестничной площадке Егора Княжева.

Весь его облик просто дышал спокойствием. Лишь подрагивающие крылья носа выдавали легкое нетерпение и тревогу. На рукавах и плечах пальто блестели малюсенькие капельки воды. Странно, где он мог попасть под снег, если наверняка приехал на машине?

– Здравствуй. Мне одному показалось, что по телефону у нас не получается общаться? Поэтому я восполнил пробел в знаниях и залез в твою анкету, откуда и узнал точный адрес. Подъезд был открыт, и я решил сразу подняться. Это тебе, – Княжев протянул Тане огромные белые розы. – Подумал, что в прошлый раз с цветами нехорошо вышло.

Она машинально отметила цвет манжета его рубашки – темно-синий, но даже не изменила позы, чтобы взять цветы, и держалась за ручку двери, готовая захлопнуть ее в любой момент.

– У меня на них аллергия.

– А-а, – Егор спокойно разжал пальцы и позволил шикарным цветам упасть к ногам, – тогда пусть полежат.

– Ага, как у памятника.

Или ее глупые слова и вправду его не задели, или же Княжеву действительно было все равно, но он только улыбнулся и предложил:

– Если по ним еще потоптаться, будет отличный ковер из лепестков... Мы будем и дальше говорить на пороге или я все же могу войти?

– Егор Викторович, рабочие моменты лучше обсуждать в офисе. – Влажные пальцы соскальзывали с дверной ручки, и Таня перехватила ее получше.

– Согласен. А что делать с нерабочими моментами? Поделиться с соседями? Тогда могу говорить погромче.

– Зачем вы так себя ведете?

Как она ни старалась, не удалось избавиться от укора в голосе. Под ногой Княжева хрустнули цветочные стебли, а сам он грубо схватил Таню за плечи.

– А мне этот вопрос хочется переадресовать тебе! Хватит недосказанностей. Объясни, что происходит, что случилось вчера, черт побери! Или мы будем, как дети, обижаться и устраивать бойкот? Давай просто скажем все друг другу в лицо, разберемся и успокоимся! Что, я не прав?

Куда подевались его пресловутые сдержанность и невозмутимость? Он смотрел на Таню сузившимися потемневшими глазами, шумно выпускал воздух через нос и явно ждал ответ.

Горячо, как горячо внутри! Наверняка стоит она вся алая. Руки вон и те покраснели из-за прилившей крови. И непонятно отчего. То ли от возмущения, что придется опять ворошить все, что немного улеглось в душе. То ли от стыда за свое действительно подростковое поведение, ведь все в жизни она просто делила на белое и черное и не была готова к компромиссам. То ли от мужских пальцев, тисками сжимающих ее плечи. На мгновение Тане показалось, что они сейчас скользнут по ее рукам, дойдут до талии, бедер и потом опустятся еще ниже... Страшнее всего, что мелькнувшая фантазия была ей приятна.

«Нет уж! Забыла про Элю?!» Таня с силой вырвалась и широко распахнула дверь.

– И в самом деле, заходите! Давайте все выскажем. Все, что думаем. И вы отстанете, наконец, от меня!

– Посмотрим! – расплывчато заверил Княжев и, отстранив Таню, вошел в квартиру.

Из-под резинки выбились волосы. Таня раздраженно сдула их со лба, а потом прокричала:

– Светик, на наш огонек пожаловал Егор Викторович. Ты же знаешь такого? У тебя есть к нему невысказанные претензии? Может, когда премии лишил? Вспоминай. Сейчас отличный шанс сказать все, что наболело, и при этом не получить по шее.

Синицкая выглянула в коридор и мгновенно потянулась к своей куртке.

– Тань, я лучше пойду. Поздно уже.

– Какое поздно?! Мы же еще не разобрались ни в чем.

– И в самом деле, Света, – вклинился в беседу Княжев, – называйте все мои перегибы, недогибы и иже с ними. Сегодня в этой квартире вечер откровений.

Он вольготно расположился у зеркала: пальто нараспашку, руки картинно сложены на груди, ступни ног перекрещены. Он тут что, на отдыхе?!

– Вот я и говорю откровенно, что мне пора. – Света в расстегнутых сапогах протиснулась мимо подруги и захлопнула за собой дверь.

Взбешенная Таня повернулась к Егору, и он тут же сменил непринужденную позу на стойку боксера, только без кулаков впереди.

– Это вы ее выгнали! В кои-то веки ко мне пришла подруга. – Под напором Тани Княжев начал пятиться в сторону кухни и чуть не наступил на лежавший на полу зеленый воздушный шар. – Мы отлично сидели, болтали...

– ...пили.

– Да, пили! Между прочим, неплохое вино. Не хотите ли попробовать? – резким движением она схватила за горлышко стоявшую на столе бутылку и замахнулась.

– Стоп! – произнес Егор совсем другим голосом, очень жестким и внушительным. Он шагнул навстречу и задержал руку Тани за ее же спиной. – Не надо делать того, о чем потом пожалеешь. Я об отмывании стен от красного вина. Пятна, видишь ли, все равно останутся, а я не знаю, как клеить обои.



Наталья Ермаковец

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться