Отражение в глазах

Размер шрифта: - +

Глава 14

Таня открыла глаза. Сквозь сон она почувствовала чье-то касание. Нет, померещилось. С чего бы ему возвращаться, если сам сказал про накопившиеся дела? Наверняка это солнечный зайчик, редкий зимний гость, пробрался в комнату сквозь незакрытые шторы и щекотал ее нос. Вон как шустро сейчас перепрыгнул на потолок и стал качаться на хрусталиках старомодной люстры.

Постель хранила запах кофе с легкой ноткой мяты. Его запах. И Таня глубже закуталась в покрывало: хотя бы так можно представить, что Егор не ушел.

В кухне все оставалось, как было брошено вечером. Масляные пирожные поплыли в коробке, и Таня без сожалений отправила их в мусорку. Света бы точно обозвала ее поступок варварством. А вот вино, выпитое лишь наполовину, можно поставить в холодильник, надо только пробку отыскать. Хотя, скорее всего, и его придется вылить или добавить в соус: все-таки гости приходят к ней не часто.

Выставляя бокалы в мойку, Таня задумчиво побарабанила пальцами по хрусталю. Тот отозвался тусклым звоном, и она повертела фужеры в руках в поисках возможной трещинки, а потом подавила желание прижаться губами к краю одного из стаканов.

Как же все могло так повернуться? Чем привлекла она внимание обаятельного и элегантного генерального директора «Центринвеста»? Да, она мечтала об изменениях в жизни, но отражение в зеркале напрочь отрицало ее способность нравиться. Ведь не зря же все робкие попытки отношений с мужчинами, до замужества и после, оборачивались жалкой пародией. Может, во всем виновато ее воспитание, чужая идея, что отношения могут быть серьезными или не быть вовсе? В Таню так настойчиво вколачивали эту мысль, что она затвердилась, как аксиома. А много ли сейчас мужчин готовы вот так, с первой встречи, к ответственности? Да и с чего она решила, что Княжев настроен серьезно? Вон и не остался он до утра. И что делать, если женщина в зеркале видит не цветущую красоту среднего возраста, а лишь намек на будущее старение? Да и проблема ее никуда не делась. И не денется никогда.

Таня озабоченно потерла лоб и покачала головой в такт мыслям. До вчерашнего вечера все казалось таким логичным, вот только Егор одним махом перечеркнул заботливо выстроенную линию защиты. И как вести себя с ним? Что вообще будет дальше?

Все, в душ. Может, там вернется покой и она хоть на время забудет о переживаниях. Под теплыми струями тело начало опять погружаться в дрему, и Таня решительно понизила температуру воды: расслабляться не стоило, за сегодняшний день нужно было покончить с делами.

В объятиях теплого маминого халата Таня вернулась в комнату и в завалах раскопала бумагу с мрачным названием «Завещание». Внизу листа был напечатан телефонный номер.

– Здравствуйте. Это нотариальная контора? Могу я поговорить с Зеньковым?

На другом конце провода что-то щелкнуло, видно, звонок переводили на другую линию, и почти сразу раздался приятный низковатый баритон:

– Нотариус Зеньков слушает.

– Петр Сергеевич, здравствуйте. Меня зовут Татьяна Вышковец. Около полутора лет назад вы оформляли бумаги по поручению моей матери, Вышковец Ольги Михайловны. – Таня забралась с ногами в кресло. – Могу я подъехать к вам в ближайшее время, чтобы вы закончили оставшиеся формальности и помогли мне вступить в наследственные права?

– Как я понимаю из вашей речи, Ольга Михайловна умерла... Давно?

– Почти полгода назад.

– И чего вы ждали? Почему не обратились к нам сразу после смерти? На вступление в наследство выделяется всего шесть месяцев...

Таня замялась, но, к счастью, Зеньков сам все понял.

– Обстоятельства не позволили?

– Да, не все благополучно было. Так что, я могу на вас рассчитывать? Было бы замечательно, если бы вы нашли время встретиться сегодня.

– Ну хорошо, – в трубке зашуршали бумагой. – Подъезжайте в контору часам к одиннадцати, выкрою для вас полчаса. Не забудьте все документы и паспорт.

Последние фразы разговора еще звучали в ушах Тани, когда она положила трубку и перевела взгляд на фотографию на полке мебельной горки. Мама была заснята у какой-то ограды: рука сжимает металлические прутья, голова повернута в профиль. Несмотря на прошедшие с того момента годы, ее одежда не смотрелась мешковатой или старомодной, может быть потому что изображение было черно-белым. Мама выглядела решительной и собранной, какой никогда не была в жизни, очень молодой, а главное, здоровой... Таня подошла ближе и со вздохом погладила фотографию.

Надо использовать оставшееся время с толком и наконец навести порядок в зале. А ведь все было почти готово вчера, до появления Егора...

Таня улыбнулась и заново принялась раскладывать документы в разные стопки. Оставить, обязательно оставить, выбросить, положить отдельно. Так, это куда? Стоп, только ничего не читать, не будоражить себя воспоминаниями. Просмотреть и отложить. Оставить, выбросить, выбросить, выбросить...

Минуты летели так стремительно, что она чуть не пропустила десять часов, намеченные отправной точкой для сборов. Черт, почему она заранее не нашла приличную одежду: все-таки какой-никакой официальный момент! Придется вытаскивать из шкафа первые попавшиеся джинсы и кофту. Путаясь в рукавах куртки, Таня застегнула ее уже на лестнице. Ой, она так и не успела подыскать другую шапку вместо той, маминой, со смешным помпоном. Наверное, правы те, кто покупает куртки с капюшоном. Ей же придется опять мерзнуть.



Наталья Ермаковец

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться