Отражение в глазах

Глава 18

Утро началось с непонятного пиликающего звука. Он прокрался в сон Тани, мешал и тревожил. Через пару секунд к звучанию добавилось царапающее дребезжание. А еще спустя полминуты мелодия разнообразилась низким буханьем металла по металлу.

Не в силах сразу распахнуть ресницы, Таня судорожно пошарила рукой вокруг. Куда же запропастилась ее любимая подушка, которая так легко превращается в шлем? Откуда доносится ментоловый запах? И когда это она успела купить такой гладкий шелковый пододеяльник?.. Стремительно исчезающая дремота совпала с резким морганием, а запах свежей мяты усилился.

– Доброе утро, соня, – прохладные губы Егора побежали по ее лицу и вернули воспоминания о вчерашнем вечере. – Просыпайся...

– Да тут уж хочешь не хочешь, а проснешься. Что за странная како...фония?

Незамолкающие звуки раздражали своей настойчивостью и заунывностью, но Княжев не торопился прерывать свое занятие и отвечать. Лишь когда без поцелуя не остался ни один уголок лица Тани, Егор вылез из-под одеяла и потянулся к валяющемуся у подлокотника телефону. «Так вот кто издавал эти проникновенные децибелы! Никогда бы не подумала, что резко наступившая тишина может звенеть и казаться нереальной» – мелькнула мысль у Тани.

– Данное творение родилось в результате кропотливых проб и подборок и ни разу не подвело. Проверено многими людьми не единожды в течение нескольких лет, и у всех вердикт одинаков: под этот шедевр ты гарантированно проснешься. Даже если спал всего два часа.

Княжев опустил телефон в карман джинсов и протянул руку Тане. Она вложила пальцы в его ладонь и хотела спустить ноги на пол, но Егор решил по-другому. Он обхватил Таню за талию, помогая встать на диване.

– Да-а, мои ухаживания определенно превращаются в какую-то комедию. – Лукаво изогнувшаяся правая бровь Егора противоречила его кающемуся голосу. – Пригласил девушку на свидание и заснул...

– Если тебя это успокоит, – улыбнулась Таня и несмело зачесала назад взлохмаченную челку Княжева, – я не девушка, а женщина. И... доброе утро!

Егор ничего не ответил, а поцеловал Танино запястье, словно в благодарность за прощение. Его язык прочертил легкую линию от основания ее большого пальца через всю ладонь и захватил в плен мизинец. Княжев ласкал его ртом по всей длине, и Таня ощутила сладкую волну возбуждения, которая шла от ладони и скручивалась в животе тугим кольцом. Боже, как же хочется немедленно податься навстречу Егору и припасть губами к полоске кожи на шее между волосами и воротом рубашки! Ноздри ее помимо воли расширились и громко втянули воздух. Конечно, она оценила изящный намек Егора.

Он продолжал свою игру языком, только теперь не отводил глаза от Таниного лица. Это наблюдение еще больше возбудило ее, будто в нем было что-то непристойное, будто кто-то со стороны подглядывал за тем, что предназначалось лишь двоим. Егор заскользил языком чуть дальше по руке. Он медленно отгибал рукав кофты и сразу же целовал обнажавшуюся кожу. Край дивана, вероятно, стал мешать ему, и Княжев свободной рукой притянул Таню за талию ближе, вдавливая себе в живот. Потом рука его скользнула на ее ягодицы.

Этот жест был настолько многообещающим, что дыхание Тани перехватило. Казалось, ее разум плывет. Еще пара секунд – и она напрочь утратит способность мыслить, забудет обо всем. Даже о ночном решении. В голове въедливо запищала совесть: «Очнись! Пора покончить с недомолвками!» И Таня высвободила руку, одернула рукав и нажала растопыренными пальцами на плечи Княжева, чтобы потом отстраниться.

– Егор, подожди... У нас мало времени. А мне нужно сказать тебе... что-то очень важное...

Она боялась, что он не сразу услышит ее и волей-неволей придется вести себя еще жестче. Но Княжев немедленно подался назад ровно настолько, чтобы удобно было смотреть ей в глаза и не слишком задирать голову.

– Все хорошо. Ты права: я совсем забыл о времени, – в голосе проскользнули хрипловатые нотки, и Егор кашлянул.

– Да нет, не в этом дело! Просто понимаешь, я... у меня...

Таня старалась поскорее выплеснуть требуемые слова, но горло предательски сдавило спазмом. Княжев воспользовался невольной паузой и оставил на ее губах поцелуй, очень нежный, без лишней чувственности, словно доказывал свою сдержанность.

– Танюша, не уверен, что важные вещи стоит говорить на ходу. От этого они обесцениваются. А принимаемое решение зачастую оказывается ошибочным просто потому, что в спешке рассказали не все детали, а лишь самую суть. Жизнь же составляют детали. – С каждым словом Княжев становился все более сосредоточенным. – Поэтому давай спокойно поговорим завтра. Я приеду к тебе, скажем, около двенадцати. Пойдет? А сейчас действительно придется спешить, не то господин Бобр решит, что генеральный директор «Центринвеста» имеет привычку опаздывать на собственные совещания.

Егор подхватил Таню под ягодицы и отошел от дивана, придерживая ее на весу. Она обвила его шею руками и крепко прижалась. Неужели это последние счастливые минуты? Все изменится после разговора. Не может не измениться. Княжев зашагал по коридору в сторону ванной, обдавая дыханием шею Тани и глядя вперед через ее плечо.

– Как я ненавижу конец года! Каждый раз одно и то же. Все летит кувырком, дела, дела, дела... Вот сегодня, начиная с девяти часов, весь день расписан чуть ли не по минутам. И половина офиса вызвана на работу. В субботу! Ты, кажется, тоже. Так что сейчас даже не успеваем выпить чаю, извини.



Наталья Ермаковец

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться