Отражение в глазах

Глава 21

Этой ночью Таня почти не спала. Она забывалась на какое-то время и потом резко вздрагивала, словно от толчка в бок. Подушка намокла от пота, и Таня спихнула ее на пол. Перед глазами опять кружились детские лица, расплываясь до облаков немыслимых размеров. «Когда им не хватит места, они лопнут и зальют меня своим содержимым...» Потому приходилось скукоживаться, сбиваться в испуганный комочек. И все равно облака неудержимо росли, ширились, но хотели еще больше пространства. Прижатая к самому краю земли Таня хрипела от пропадающего воздуха и... просыпалась. Расправляла сбитые в тугой узел простыни, шла на кухню за водой, но забывала выпить ее и застывала у окна со стаканом в руке. Потом снова возвращалась в комнату и с затаенным ужасом ложилась в уже прохладную постель, чтобы опять выскочить из нее через пару часов.

Промучавшись до утра, Таня переползла на кресло. Колени уперлись в подбородок, из обивки вылезла какая-то железка и больно ткнула в бедро. Но, может, хоть здесь кошмар не сразу найдет ее. Она провалилась в забытье с такой силой, что очнулась лишь к полудню, да и то потому, что затекли ноги, по-прежнему крепко прижатые к груди.

Наклон влево, наклон вправо, прогиб назад... Ай! Хруст в спине не входит в обязательный комплекс упражнений, поэтому утреннюю гимнастику можно считать выполненной. Теперь бы доковылять в душ и смыть неприятную липкость ночных видений.

А пока мочалка разгоняла застоявшуюся кровь, Таня мысленно перебирала свой нехитрый гардероб в поисках подходящей одежды для шашлыков. Смешно сказать: она принаряжается в лес! Вот только никуда не деться от стойкого подозрения, что по накалу страстей знакомство с друзьями Егора может поспорить с любым реалити-шоу, а она не умеет уклоняться от прицельно брошенных камней. Эх, знать бы, к чему готовиться...

Закручивая волосы в полотенце, Таня услышала непонятное постукивание и замерла с поднятыми вверх руками. Вот опять. Как будто кто-то ритмично барабанил подушечками пальцев по чему-то твердому и пытался создать короткую емкую мелодию. В шкафчике стояла увесистая бутылка средства для чистки умывальника, и Таня поудобнее взяла ее в руку. Этим никого не убьешь, но можно прилично оглушить или просто ошарашить. Теперь осторожно открыть дверь ванной и...

Под порогом заворчал мобильный телефон, и от неожиданности и своей забывчивости Таня уронила бутылку. Средство связи обиженно крякнуло в ответ и широко улыбнулось появившейся трещинкой, которая сразу устремилась к своим предшественницам. Все-таки замечательно, что колпачок на бутылке не сорвался: вряд ли бы телефонные микросхемы пережили кислотный дождь.

Спустя секунду вибрация повторилась, чем доказала живучесть и неубиваемость старых моделей, а к Тане вернулась способность говорить.

– Доброе утро, красавица! – из чуть потрескивающего динамика раздался голос Княжева. – Звоню сказать, что выезжаю. Ты же получила вчера сообщение, что сегодня нас ждут лес и шашлык на углях?

– Привет. Не хочется тебя разочаровывать, но я еще не готова.

Одной рукой Таня пыталась попасть в халат и одновременно не упустить телефон: следующая травма наверняка окажется и последней в его многострадальной жизни.

– Не волнуйся: чтобы меня разочаровать, нужно ну о-очень постараться. – Егор был бодр, весел и явно улыбался. – Просто начинай собираться, чтобы у меня не было соблазна оставить тебя без одежды и никуда не поехать.

– А это сработает?

С неприкрытой надеждой в голосе Таня позволила второй половине халата свисать сзади на манер гусарского ментика. Егор засмеялся.

– Ох, зря я позволил себе поспать сегодня, наверстывая все эти сумасшедшие дни. Надо было приехать к тебе ранней зорькой. Глядишь, к обеду мы бы и успели со всем. Хотя знаешь что, Тань, – в трубке громко хлопнула дверь, – у нас и так вагон времени. У тебя же лыжный костюм есть?

– Нет. – Она нашарила рукав, но теперь застряла в нем локтем.

– Та-ак, мое упущение. Ладно, тогда можешь не одеваться. В джинсах все равно замерзнешь.

На слова из последней фразы наложилось небольшое эхо, словно к разговору присоединился кто-то еще. Необычный акустический эффект мог возникнуть из-за удара по телефону. Значит, точно предстоят внеплановые траты... Может, дешевле поискать что-нибудь не новое? В мысли Тани ворвался звук отключаемой автомобильной сигнализации. Вот глупая: Княжев всего лишь спустился в подземную парковку.

– Тогда сначала поедем за покупками. Все, я уже в машине. До встречи.

– Егор, какие покупки?!

Танин возглас телефон проигнорировал и хмыкнул в ответ равнодушными гудками, а после устало замигал гаснущим экраном. Видно, терпение не безгранично даже у техники.

Бесцельно рванув запутавшийся рукав, Таня чуть не взвыла: по обнаженному плечу ободряюще похлопало размотавшееся мокрое полотенце. В открывшуюся лазейку осторожно выглянули влажные волосы и тут же заструились по плечам тусклыми волнами. Не упустят момент, предатели! «Да-да, сейчас я вас высушу».

Забытое чистящее средство примостилось прямо на пороге ванной, и Таня переступила через него. Она положила ненужное полотенце на край умывальника и кое-как умудрилась напялить халат.

Пальцы привычно разобрали пряди на более мелкие и запутались у концов волос. На фене стоял режим еле теплого воздуха, приятный по ощущениям и не позволявший кудряшкам сразу пушиться. Так, теперь опустить голову вниз, спрятаться в волосах, как в камышовом домике, и ни о чем не думать. Блаженная нега, напрочь выключающая сознание... Ветерок, мягко касающийся щеки... Взмывающие вверх локоны... Можно на кончики нанести немного геля, хотя кто это увидит под шапкой? Шапкой!..



Наталья Ермаковец

Отредактировано: 21.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться