Отражение в стекле

Размер шрифта: - +

Глава 11

Помещение пахло плесенью и гнилью. Даже в закрытых глазах мелькал каждые несколько секунд красный свет, гул в голосе сменился на звон, однако теперь гудел воздух, разгоняемый чем-то вроде вентиляции.

            Артём с трудом открыл глаза, бетонный пол был чем-то похож на тот, что был у Сущности когда-то, но из него не шла дымка, не было трещин, зато размазано нечто тёмное, мутно отражающее его силуэт.

            На этом все сходства и кончались. По правую руку действительно крутилась аварийная красная лампа, слева свисал стенд для инструментов сверху от железного стола, прямо перед лицом прямо в стене была выбита овальная дверь во тьму.

            Что забавно, даже из той кромешной черноты был выход, о чём говорил человек, вошедший в комнату и заперший дверь за собой. Он что-то напевал себе под нос, пение разносилось гулким, почти неразличимым эхом. Артём, как ни странно, не чувствовал страха от этого пения, а так же и головной боли, спазма в груди, мешающего свободно вздохнуть этим затхлым воздухом, которого постоянно не хватало.

            Вошедший делал вид, будто не видит сидящего здесь юноши. Он активно перебирал нечто на столе, перекладывал вещи с противным лязгом, что-то треснуло под нажимом кисти, хотя до этого он двигал ими так плавно, будто боялся дотронуться до вещей лишний раз. После чего он шумно вдохнул, кашлянул и повернулся лицом к Артёму, мощности лампы не хватало, чтобы разобрать даже малейшие черты лица.

- Скажи мне, это сон, или реальность? – сказал силуэт раздваивающимся голосом.

Артём не хотел ничего говорить и лишь напрягал глаза, дабы уловить хоть что-нибудь из физиономии, кроме слегка блестящих глаз. Человек рассмеялся.

- Это шок. И не сон, и не явь, а простой человеческий шок. Банальный до боли и логичный до ужаса, хотя, впрочем, малооправданный… тебе стоило бы меньше нервничать, а иначе сердце-то… не выдержит.

Он снова смолк. По направлению блестящих глаз можно было сказать, что он смотрел на лампу.

- И долго я буду ждать хоть одного слова? Право, я не могу сидеть здесь вечно, к тому же, я не мог ударить тебя по голове с такой силой, чтобы отнялся язык, верно?

            Дверь тяжело открылась, показался чужой бюст. Мужчина (Артём не мог быть уверен, но ему что-то говорило, что голос принадлежал мужчине) пригрозил кулаком, после чего проход снова закрылся.

- Рано или поздно ты что-нибудь скажешь, я выдавлю из тебя словечко. Но не заставляй меня делать это путём насилия, вдруг тебе просто не хватает адреналина?

И вновь лишь гул, стихающий звон в голове и шумное дыхание. Чем меньше становилось звона, тем больше Артём чувствовал себя в сознании.

- Ладно, хорошо. Я дам тебе ещё один час, но если ты так и будешь молчать, мы начнём играть в другую, менее приятную игру. Отдыхай.

            Он отошёл от стола и быстрыми шагами удалился из комнаты.

 

***

 

            Этот час, кажется, был самым долгим в жизни Артёма, но зато он успел унять посторонние шумы в голове, хотя и не был тому особенно рад: вместо шумов появилась надоедливая пульсирующая по телу боль. Осмотрев комнату, стало понятно, что он не сразу заметил плотно обтягивающие его ремни, пришпиленные к стулу. Один из этих ремней шёл прямо через шею, что объясняло невозможность вздохнуть полной грудью, а заодно и натирало кожу. Так же было решено, что сейчас он не может толком определить, в какой жидкости он сидит, но она до омерзения похожа на запёкшуюся кровь.

- Итак, как ты тут поживаешь? – голос до сих пор двоился, но что-то подсказывало, что это не исправится со временем. – Знаешь, я должен извиниться. Мне стоило бы проявить больше гостеприимства, а не набрасываться на тебя, словно ястреб на жертву. Надеюсь, подобный казус не повредит нашему разговору в будущем.
- Да что ты, чёрт побери, такое несёшь? – Артём почему-то хотел рассмеяться, но всё ещё сдерживался, не желая усугубить своё положение. Кто знает, может, он общается с ранимой натурой?

- Ага! Я знал, что ты притворяешься! Ну так что, будем знакомиться?
- А у меня есть выбор?
- Нет, - довольно произнёс человек, - но из вежливости спросить стоило. Хотя бы из вежливости, хотелось бы подчеркнуть.
- Ты огрел меня по голове, затащил в какую-то нору, а теперь говоришь о вежливости? Своевременно ты, мать, вспомнила!
- Слушай, я не виноват! Ты просто не оставлял мне выбора!
- Какого к чёрту выбора?!
- Ты так часто чертыхаешься. Зачем ты акцентируешь на этом внимание?
- Сам подумай, я не в настроении сейчас разжёвывать что-либо.
- А всё же знатно я тебя огрел. Так сильно, что теперь ты вместо страха напитан наглостью, а заодно в тебе проснулся юморист!
- А мне что, рыдать надо? Извините, Ваше Высочество, в первый раз в таком положении, не знали. Опыта нет, так сказать.
- Если всё будет хорошо, то больше и не будет. Уверяю, это скорее вынужденная мера, чем простая прихоть. И дело не в том, что я гарантирую, что тебя больше никто не будет похищать, вовсе нет. Просто если всё же придётся отказаться моей идеи, ты банально не останешься жив… печальная история, конечно… но, ничего не изменить, часы тикают, таймер запущен, курок взведен, а карты на столе. Кто из нас двоих писатель, вот тот и должен увеличить этот ряд синонимических фразеологизмов.
- Это ты так на меня намекнул?
- Всё возможно. Ты посиди тут, а я пойду доделаю пару вещей. Освещение барахлит, надо бы починить, - он вышел, снова оставив Артёма наедине с собой.



Черненко Никита

Отредактировано: 07.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться