Отражения

1 глава

 

   Как странно что незначительное знание для взрослого, на ребёнка порой может оказать очень действенное влияние. Я и моя сестра Лиза были не разлей вода с самого рождения, наверное, так у всех близнецов. Она ждала меня в этом мире всего несколько минут и поэтому немного больше моим успела что-либо осознать.   
   Тогда я не особо ценила те моменты что провела вместе с ней. Время, проведенное за совместными играми, казалось мне нескончаемым и каждый день был самим разумеющимся. Конечно, мы ссорились как любые дети и дрались из-за игрушек, но рано или поздно кто-то уступал. Чаще всего это была она. После каждой потасовки, в которой она неизменно выигрывала, она проявляла какую-то благосклонность к своей младшей сестре, хотя разницы в возрасте как таковой не было. Она брала всю ответственность на себя.
   Она была не просто борцом, она была победителем. Я же была ее тенью, которая слепо следовала за ней везде и всюду. Никто из нас не был против такого поворота дел, нам нравилось это. Она была ведущей, а я ведомой. Мы были сестрами. Вечно неразлучные Лиза и Катя. Всегда одинаково одетые крохотные малышки, с обаятельными улыбками. 
   Но продолжалось это недолго.  
  23 года назад 
    Нам было пять с небольшим, когда родители взяли нас в гости к тете Маше. Мы играли в салки, носясь по огромной гостиной старого дома, когда, случайно стукнувшись об угол комода, я снесла небольшую вазочку. Детали этой уродской диковинной штучки рассыпались по полу и являли собой такое жалкое зрелище, что сразу стало ясно, сделанного уже никак не исправить. 
-Как думаешь нам сильно влетит?- прошептала сестра.
   Лиза всегда во время наших шалостей сохраняла спокойствие, в то время меня уже вовсю начинало трясти. Обвив себя руками, я оглянулась в сторону кухни и постаралась прислушаться к голосам, доносящимся оттуда.  
-Давай соберем осколки и закопаем их на заднем дворе, никто и не заметит пропажи этой гадости, 
   Она взяла меня за плечи, немного встряхнула и указала на осколки. Немного очнувшись, я присела рядом с ней и начала лихорадочно собирать осколки.  
   Лиза вздрогнула и пискнула, и выронила все собранные ею кусочки. Я посмотрела на ее лицо и увидела гримасу боли и раздражения. Опустив взгляд на ее руки, я замечаю, как кровавая капля выступает из ее ладони и тут же превращается в тоненькую струйку. Бросив все то, что уже собрала, хватаю ее руку, и пытаюсь оценить весь ущерб.  
   Рана довольно-таки глубокая, но все было бы намного лучше если бы это был простой ровный порез, но нам не повезло. Кусок кожи был срезан углом и теперь колыхался при повороте руки.  
-Я случайно сжала их, 
   Услышав прерывистый голос сестры, я поняла, что она почти не дышит, пытаясь сдержать всхлипы боли. Подняв глаза на ее лицо, я увидела слезы и вина заполнила меня с головой. Ведь она снова пострадала из-за моей неуклюжести, на этот раз порезав руку. Я понимаю что должна была ответить за свой поступок и сразу обо всем рассказать взрослым.
-Мама,-Я крикнула в голос, стараясь быть как можно громче.  
-Что ты делаешь? -Лиза смотрела на меня как на ненормальную, -Тетя будет припоминать нам все выходные! 
   Я понимала это, но еще больше я понимала, что рана на руке слишком большая и маме потребуются объяснения насчет нее. Я не хотела, чтобы одна ложь ложилась на другую.  
   Я услышала топот ног и подняла голову. Мама остановилась в дверях и с испуганным выражением на лице и бешеными глазами. Она оглядела нас с ног до головы, на секунду остановившись на руке моей сестры, с которой капала кровь, потом перевела взгляд на осколки вазы и снова на нас. После этого она бросилась к буфету за нами. Достала из него аптечку и присев рядом. Начала лихорадочно обрабатывать рану сестры.  
-Как это случилось? 
   Она спросила это тихим вкрадчивым голосом, таким что по моей коже пробежали мурашки.  
   Наша мама была странным человеком и явно не походила, ни на одну другую маму. Внешне она выглядела вполне обычно: светлые волосы, прямой нос и серые глаза. Папа говорил, что она красавица, и с этим нельзя было поспорить, но одно ее отличало от мам наших друзей, она никогда открыто не выражала к нам ни капли любви.  
   Она была всегда добра с нами, мило разговаривала, но все это было с каким-то налетом снисходительности. Она не играла с нами в игры, не смеялась с нами над общей шуткой, не целовала нас на ночь и не подтыкала нам одеяло перед сном. Но мы не замечали всего этого и не особо застряли на этом внимание. Мы любили ее и пытались всегда заполучить ее расположение, которое лишь иногда выражалось легким поглаживанием волос или щеки.  Она всегда очень сдержанно проявляла свою любовь.
   В тот день мы узнали причину такого отношения. 
   -Я бежала и задела ее, -признание давалось тяжелее чем я думала, голос мой дрожал, а в груди как будто все сжалось, -Лиза хотела мне помочь собрать осколки и поранилась.. 
   Я боялась поднять глаза и увидеть реакцию матери. Когда-нибудь я разочарую ее настолько, что она откажется от меня, и тогда это казалось мне неизбежным. Было так трудно дышать ожидая ее слов. Внутри меня настолько все сдавило, что я заставляла себя делать глубокие вздохи. Мне казалось, я забыла как дышать, и если я расслаблюсь и отпущу все это, то обязательно задохнусь. 
   Но все стало еще хуже, когда в комнату ворвалась тетя Маша.  
   -Что здесь происходит! 
   Она выплюнула этот вопрос, на который наверное и не ждала ответа. Тяжело дыша, краснея как спелый помидор, и широко расставив ноги, она была похожа на быка, готовившегося снести все на своем пути. Каштановые волосы, с небольшой проседью у корней, растрепались во время бега, а глаза насыщенного зеленого цвета рвали и метали. Ее вид настолько испугал меня, что из моего рта сам собой вырвался маленький звонкий писк. Я всегда боялась ее, но сейчас мой страх перешел все границы.  
   Тетя Маша на самом деле приходилась нам двоюродной бабушкой. Нашу родную бабушку, ее сестру, насколько мы знали она была жива, мы ни разу не видели в своей жизни. Мама и она поругались сразу после нашего рождения, и больше они не общались, причем совсем. Нам это казалось странным, ведь она присылала нам подарки на каждый праздник, хотя они даже никогда не созванивались по телефону. 
   Тогда мы думали что и с тетей Машей общаться необязательно и пытались всячески донести до родителей, что у нас нет никакого желания проводить у нее наши выходные и каникулы. Но увы- родители были совершенно другого мнения. Мы же сговорились тогда с сестрой что будем называть ее злой теткой Машкой, естественно только между собой. 
-Ты! Это ты! 
   Тетя указала на меня пальцем и двинулась ко мне.  
   Я вся дрожала. Посмотрев на маму, я умоляла ее взглядом защитить меня. Она отвернулась от меня  и погладила забинтованную руку сестры. Я посмотрела на Лизу, потом на ее руку и поняла, что пора отвечать за себя самой. Подмоги мне явно было ждать не от кого. И я смирилась, хотя и знала, что сейчас услышу о себе очень много нелестного и неприятного. 
   Почему то именно меня тетя Маша не любила больше всех. Ее не устраивало во мне все. Вплоть от того как я собираю волосы и до моей походки. Каждый раз садясь за стол на обеде или ужине, она начинала с того что делала мне замечание. Прием пищи в ее доме стал для меня важным обрядом. Я старалась держать спину ровнее, жевать как можно тише и не дай бог она заметит что я положу локти на стол, тогда я вновь буду удостоена еще одной речи о моем кошмарном поведении. Тогда я часто задавалась вопросом, почему мы с сестрой так похожи между собой, но отношение к нам такое разное. Возможно знай я причину с самого начала, я бы по-другому относилась к этой ситуации…
-Простите меня, я не хотела этого, - мой голос прозвучал так тихо, что мне казалось меня никто не слышит.  
-Простить тебя?! Что за никчемный ребенок?!  
   Она схватила меня за руку и дернула на себя. Ее лицо было настолько близко, что я чувствовала ее дыхание на себе.  
-Ты портишь все, чего касаешься.  
   Это было настолько зло сказано, и с такой ненавистью, что мое сердце просто ухнуло вниз, а потом там и осталось. Дрожать и сжиматься, где-то внизу живота. Слезы жгли мне глаза и как бы я не напрягалась, что бы они не пролились, холодные дорожки побежали по моим щекам. Опустив голову, я пыталась скрыть это.  
   В этот момент Лиза подскочила на ноги, вырвавшись у матери и встала между мной и тетей, оттолкнув меня себе за спину.  
-Вы не имеете права так с ней говорить.   
   Голос ее был твердый, а взгляд настолько решительный, что тетя в какой-то момент даже опешила, от такого напора. Замешательство ее все же было недолгим, на секунду она замерла, а потом разразилась таким злым каркающим смехом, что нас с сестрой обоих передернуло. В тот момент я подумала что она самая настоящая ведьма. Баба Яга которая околдовала маму и папу, чтобы они привозили нас к ней, а как только мы еще немного подрастем она нас обязательно съест. 
-Ты защищаешь ее? Боже, как это жалко и глупо, -она не смотрела на Лизу с той злобой, что на меня.  
   Присев перед ней на колени, тетя Маша поправила ее волосы, убрав их за волосы и взяв ее за подбородок, внимательно вгляделась в ее лицо.  
-Мне кажется тебе нужно знать доченька, что твоя сестра не столь невинна и ничуть не заслуживает, твоей жалости, 
   Лиза повернулась ко мне, и я увидела отражение самой себя. В ее глазах читалось то же удивление и потерянность, что и в моих. Она повернулась обратно к тетке и та поняв, что мы ждем ответа и объяснений.  
   В течении следующего часа или около того, она рассказывала нам ужасные вещи, слушая которые мне хотелось заткнуть уши и кричать в голос, лишь бы этого не слышать. Несколько раз мама, пыталась остановить ее, но тетя лишь обращала на нее свой тот ужасный взгляд и та тут же замолкала. Видимо она и сама давно хотела, что бы правда открылась. Просто не могла подобрать нужного момента. 
   Наша мама не была нам мамой. Наша мама умерла. Это было первое что мы услышали, и я была тому виной. Наша мама, которую мы знали, и та, что нас родила, были близняшками, как и мы. Были почти также неразлучны и близки как мы. Ее звали Светлана. Когда она познакомилась с папой ей было 22. Они быстро начали встречаться и вскоре поженились. У них долго не было детей, а когда она забеременела, то очень трудно все это переносила. Ее сестра Лена, всегда была рядом и поддерживала их с папой.  
   Когда они узнали, что у них будет двойня, то очень обрадовались сначала, но радость быстро сменилась огорчением.  Врачи сказали им что скорее всего выживет один ребенок из двух.  
-Ты убивала свою сестру в утробе. - она смотрела прямо мне в глаза и я не могла отвернуться от этого взгляда.  
   Как оказалось моя сестра была сильнее, чем предполагали врачи. На восьмом месяце беременности у мамы начались роды, врачам удалось спасти Лизу, но не удалось спасти ее. Рожая меня, она отдала свои последние силы и ее сердце не выдержало. Я убила свою мать.  
   Я убила свою маму. Я убила свою маму и чуть не убила свою сестру. 
Я
 убила
 свою
 маму.  
   Мои мысли занимало только это. Эти слова настолько въелись в мою голову, что мне, казалось, я ощущала их каждой клеточкой своей кожи. Я чувствовала как они укутывают меня всю целиком. Я не сразу заметила, как сестра отпустила мою руку, которую держала все это время.  Когда же до меня дошло и это, Лиза уже уткнулась в плечо тете и горько плакала в ее объятьях.  
   В тот момент я поняла сразу, что все не будет как прежде.  
   Со всех ног я побежала быстро, как только могла. Я бежала от дома, от них и от всего этого момента. Я бежала до тех пор, пока не споткнулась обо что-то и не упала в мокрую траву. Я лежала лицом вниз, вдыхала запах мятой травы и сырой земли, а грудь моя горела. И я не знала от чего больше мне было больнее, от осознания собственной ненависти самой к себе или от быстрого бега.  
   ********** 
   Сейчас я не помню сколько я там тогда лежала. Я даже не помню уже как тогда оказалась дома, в своей постели. Я помню лишь что это был тот самый момент, когда я потеряла свою сестру.  
   И сейчас когда я впервые за последние пять лет услышала голос Лены, именно этот момент всплыл в моей голове. Грудь сжало как тогда и я также забыла как дышать. Мне так сильно захотелось снова почувствовать запах травы и земли, что я невольно еще сильнее сжала телефон в руке.  
-Екатерина? Это ты? 
   Она еще раз повторила мое имя, уже в третий раз после того как я взяла трубку и услышала ее голос.  
-Дда, да это я,- я поразилась как хрипло прозвучал мой голос.  
   Она молчала. Казалось, она не может найти слов, что было странно для нее. Всегда сосредоточенная. Она никогда не была растерянной.  
-Что-то случилось? Что-то с отцом? -я решила самой прервать эту гнетущую тишину и постаралось чтоб мой голос звучал тверже. 
-Нет, Катя.. Это Лиза.. Она в коме, Кать, она в коме..- ее голос сорвался на плачь и я слышала лишь ее рыдания вперемешку со всхлипами.  



Ева Стерхова

Отредактировано: 04.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться