Отсчёт

Размер шрифта: - +

1 Обратный отсчёт

Вчера его убили.

Казнили на главной площади. Голова покатилась вниз по неровным доскам помоста, построенного на скорую руку тем же утром.

Каждый день Леа отмечала, вырывая лист календаря. И позволяя ветру унести его вниз. К смерти.

На обороте каждого листика были написаны короткие молитвы и благопожелания. Сегодняшний – триста шестьдесят четвёртый с конца – гласил: «И прости все обиды свои, и забудь горести. И открой своё сердце обидевшему тебя. И поцелуй руку ударившего».

Вчерашний советовал возлюбить.

 

Леа высунулась из окна по пояс и смотрела во все глаза. Светлые волосы растрепались и ветер хлестал её по лицу, но девушке было всё равно. Потом начался дождь, люди начали расходиться по домам. Леа тут же отскочила в глубину комнаты, прикрывая ставни. Не хватало ещё простыть, запертой в четырёх стенах.

В комнату вошла служанка и тут же запричитала:

– Как же вы, госпожа, испереживались... Да что тут поделаешь, коли новый владыка...

Леа нахмурилась, не понимая. И только потом до неё дошло. Она раздражённо вытерла капли дождя с лица. И пожала плечами, снова уселась на свою кровать, возвращаясь к книжке.

Новый владыка... Видел бы он, какую литературу ей тут приносят. Может, и догадывался. Леа старалась оценивать людей правильно. Ухмылку едва удалось подавить.

До конца заключения оставалось целых триста шестьдесят пять дней.

Траур по традициям длился ровно год.

 

Леа действительно собиралась молчать.

Конечно, она желала казни мужа. И готова была приближать её всеми силами. Но его смерть должна была состояться не по её воле – по воле нового владыки.

Так что она просто ждала, пока владыка исполнит обещанное. Устами своего брата. А если они обманут Леа… Что ж, она просто столкнёт их с мужем лбами. И посмотрит, кто переживёт это столкновение.

Возможно, никто.

Леа умела ждать.

И молчать.

 

Вестр грубо схватил её за руку – не до синяков, муж всегда умел определять меру. Прижал к стене – камни больно впились в лопатки. И прошипел в сомкнутые губы:

– Только попробуй, кому сказать.

Леа отвернула голову в сторону и дёрнулась. Муж не отпускал.

– Да кому я скажу. В доме кроме твоих друзей никого и не бывает.

Он шагнул назад, всё же освобождая её.

– Я узнаю, – сурово повторил.

Леа смотрела ему вслед, пока высокая сухощавая фигура полностью не скрылась из виду. Потом поправила платье и плавно двинулась за ним.

 

Каждую среду и пятницу друзья мужа проводили у него дома. Конечно, Леа до их дел не допускали. После ужина полного притворных улыбок, мужчины собирались в гостиной за игрой в карты или бильярд.

Леа никогда не подслушивала.

Она просто умела слушать.

И оказываться в нужном месте и в нужное время.

 

Вестр вывернулся. Как и всегда.

Он был очень хитёр и предусмотрителен. Достойный муж. Первое время Леа даже вполне могла представить их совместное будущее и старость. Жаль, что их планы несколько не сходились. Совсем.

От владыки – нового и всеми любимого – Вестр вернулся с поднятой головой и хвастливой улыбкой.

Леа не спросила, что ему пообещали. Ей тоже многое обещали. Она умела ждать.

 

Незнакомый воин пронзил владыку мечом – простым, с одним единственным узором на гарде – драконом, кусающим свой хвост. Леа узнала этот меч. Старые легенды рассказывали о нём. Меч Первого владыки, утерянный за давностью лет.

Дальше началась полнейшая неразбериха. Объявили о древнем пророчестве. О том, что только избранный может коснуться его. Его друзьям меч только обожжёт руку. Его врагов сожжёт на месте.

Лорды улыбались и соглашались. Им было всё равно, как новый владыка объяснит своё восшествие на престол. Кого подкупили, кого уговорили силой. Фанатичных сторонников – Леа могла в это поверить – тоже хватало.

Леа не верила в пророчества.

Вот только новый владыка держал меч, не снимая перчатки. И она видела, как сосредоточенно неподвижно его лицо. Как чуть искажается, когда он принимает чужие клятвы, касаясь клинком склонённого плеча. Бастард стоял рядом, за его левым плечом. В его тёмных глазах Леа не могла прочитать ничего.

Каково ему было выбивать трон не для себя, а для собственного брата?

 

Отец прислушался к её мнению. И неохотно, но Леа всё же решилась рассказать про проблемы с супругом. После того, как она начала, продолжить было легче. Странно, но он её действительно выслушал. Странно, что Леа этого не ожидала. Неужели действительно привыкла к презрению супруга и ожидала его даже от самых близких?



Дарья Листопадова

Отредактировано: 25.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться