Отщепенцы. Печать мантикоры

Размер шрифта: - +

Не поднимайте бокалы за победу слишком рано

(Пэрел 23:25)

 

К Пэрел вело много дорог, но самой большой и известной было Тройское шоссе. С гигантскими развязками и широкими полосами дорожного движения, ежедневно оно пропускало огромное количество машин. Все кто ехал в город ночью, ещё издалека, пока дорога тянулась в низине могли видеть гигантский купол света в небе, и только с вершины холма им открывался невероятный вид на мегаполис, растелившийся вдоль реки.

Высотные здания украшенные неоновыми огнями разных цветов, форм и размеров, почти полторы тысячи улиц, переулков, десять широких проспектов с аллеями, семьдесят восемь площадей, двадцать районов, семь мостов, перекинутых через глубоководную реку Пэр, – всё это было городом Пэрел.

Широкие улицы искрящиеся, как вода на солнце, разрисовывали город в разных направлениях. Нескончаемый шум от автомобилей и скоростных поездов, взлетающих и садящихся самолётов, сирены пожарных машин и сигнализация, музыка из тысяч кафе и ресторанов –  перемешались в одного единого монстра, который продолжал реветь круглые сутки. Пэрел по праву считался одним из ведущих мегаполисов в мире отщепенцев. На его северных окраинах развернулись производственные площади, заводы и новые фабрики, а на юге – скромно пристроился научный городок. Этот город насчитывал пять миллионов жителей, львиную долю из которых составляли вампиры. Его население было в большей степени молодое, в среднем не старше сорока пяти лет, ведь сам Пэрел, будто сказочный замок, был построен за двадцать лет.

Пэрел, полностью обеспечивающий себя, красивейший город за Северной границей был легендой в мире отщепенцев, как и его правитель, лорд Марк Остросский, который заботливо взращивал своё дитя с шестнадцати лет. В деловой центральной части города стояло самое известное здание Пэрел насчитывающее девяносто три этажа. Это было сердце города, пункт его управление небоскреб – Даймонт. Именно там, на двух верхних этажах располагался пентхаус Остросского младшего.

  - И так, что ты обнаружил? – спросил Марк.

 Аскольд Самолин помялся и, опустившись в кресло напротив своего друга и по совместительству босса, нерешительно ответил:

- В общем, тут вот какое дело. Есть два способа. Самый простой - это убить того, кто наложил заклятие. Но, нам он не подходит, - поспешил добавить Самолин, заметив, взгляд вампира. – Однако, есть ещё один вариант…

Марк  знаком прервал его и улыбнулся кому-то позади. Помощник обернулся и приветственно махнул рукой гостю. В дверях стоял барон Сильвестр Киртоль. Это был высокий, худощавый вампир с длинными светлыми волосами, собранными в хвостик. На его болезненно бледном  лице выделялись большие яркие серые глаза, которые при определённом освещении казались стеклянными. Он весело поздоровался с начальником и напарником и уселся на край бильярдного стола.

- У меня есть интересные новости, - Сильвестр растянул губы в улыбке ещё шире, так что было видно два длинных верхних клыка. - Васса в Альдербане, но не одна.

- Откуда знаешь? – нисколько не удивившись, поинтересовался Остросский.

- Ну, у меня свои связи, - развел руками самовольный блондин.

- Ладно, не важно. Это значит, что времени у нас меньше, чем я рассчитывал, - задумчиво проговорил Марк, поднося к красивым бледным губам оливку из опустевшего бокала с мартини, потом словно очнувшись, кивнул Аскольду. - Давай дальше.

Сильвестр приготовился внимательно слушать, но сделал вид, что занят своим идеальным маникюром. Аскольд продолжил:

- Значит, есть ещё второй способ, то есть я предполагаю, что он существует. Я о нём нигде не читал. Но во всех источниках, где говорится об этом заклятье, делают акцент на то, что оно действует до тех пор, пока его не снимет тот, кто наложил, или тот на кого наложено заклятье не поменяет своей природы, - он довольно посмотрел на друзей, но, не увидев ничего кроме непроницаемого лица Марка и спины Сильвестра, который уже лазил в баре, тяжко вздохнул.

Смысл его слов явно от всех ускользнул.

- В общем, если из этого, то нужно переделать природу заколдованного, и тогда заклятие спадёт, - разъяснил свою мысль Аскольд.

- То есть превратить, например, колдуна в оборотня? – скептически уточнил Марк.

- Это невозможно! – раздался натуженный голос барона из-под барной стойки, за ним звон бокалов и ругань, после которой светлая макушка вампира вновь показалась. - Это невозможно, - повторил он, рассматривая две добытые бутылки, - Мы не можем переделать природу. Это никто не может сделать, кем родился, тем уж, будь добр, и умри.

- Да, но мы можем превратить колдуна, да кого угодно в вампира, - настаивал Аскольд.

- Статья двести седьмая уголовного кодекса мира отщепенцев. И пожизненный срок в мире людей, с усыплением всех твоих сил, если повезёт, - бросил в свою очередь Сильвестр.

- А это идея, но мне нужен колдун, а не вампир, - прервал спор низкий голос Марка.

Он посмотрел на Аскольда, словно спрашивал, что тот ответит на это.

- Да, я знаю, из-за объёма силы, - согласился Самолин, - И я знаю наш кодекс, - глянул он на второго помощника. - Но, послушайте, есть способ превратить колдуна в вампира, так, чтобы он не потерял свои изначальные силы, а только приобрёл наши способности. Книга «Времена вампиров» страница двести четвёртая.



Катерина Глазер

Отредактировано: 19.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться