Отступник

Размер шрифта: - +

Король

«На поле боя нет королей, нет знати, нет крестьян.
Все равны и сражаются,
Чтобы прожить еще один день.»


Филипп Орлеанский


 

Пятнадцатый год



— Скоро нас навестит Король. — сухо сказал Брэдли, он смотрел куда-то в пол, а его кувшин стоял на деревянном ящике слева.
— Это плохо? — поинтересовался Джим.
— Ещё как…
      Я вновь стоял у печи, на ноге красовалась, слипшаяся с костью, капля металла, её невозможно достать и не повредить кость. Так что я с этим навсегда. Удар! Ещё, и ещё! Нужная форма получилась, осталось сделать обработку, заточить, и короткий меч готов. Я расту, мои навыки тоже. Казалось бы, всё идёт как надо.
      Прошедшие жизни дают о себе знать. Зов Власти, как я его зову. Моя кровь, мои прошлые жизни требуют, чтобы я начал действовать, а я их сдерживаю. И всё же, этот Зов манит и дурманит, как бы смешно это не звучало. Я могу ведь даже привести пример:
      В одной из жизней я был Дракулой, я уверен, что даже сейчас в одной из вселенной, мой, в той жизни, сын продолжает править, как вампир. Так вот, эта жизнь тоже даёт о себе знать, мне приходится действовать как чупакабра, как-то так звали это животное, не помню если честно. Так вот, мне приходится убивать животных и пить их кровь, в этом мире это называется — гемоглобинозависимость. Как-то так, но, впрочем, кровь всегда есть, обычные кролики иногда забегают в деревню, а я вызываюсь прогнать их, а то мало ли, псы сожрут… Лучше бы псы.
— Так или иначе командир стражи Вериго, попросил выковать несколько десятков мечей, разведчикам нужна броня… — он сделал паузу и опустил взгляд на список. — Кожаная выделка на Джиме, дублением и Абель сможет заняться, кожи у нас много, так что несколько ошибок сможем простить, да, Абель?

Непонел, он меня так оскорбил?

— Да-да, учитель Брэдли. — присев на корточки ответил я.
      Мне пока что ничего делать не нужно было, я на ближайшее время был свободен, Джиму же пришлось заниматься выделкой кожи: отмачивание, нужно будет держать кожу в специальном растворе, его дал Брэдли, мездрение, очищение кожи от мездры (подкожный слой), пикелевание, обработка кожи в ещё одном растворе, Брэдли говорил, что он длится долго, и наконец пролежка, складываешь все шкуры друг на друга, придавливаешь и оставляешь на несколько дней. В этом и состояла вся работа Джима.
      Я не знал, что мне делать в это время, у меня было примерно три дня, как сказал Джим. А ведь обычно я всё время хожу с ним. Странно находиться здесь без него.

Можно сходить к матери… Да, так и сделаю.

      Наш дом. Он находился недалеко от церкви и, конечно же, озера, на котором мы часто с братом бываем. Мать появляется дома, только когда нужно, это всегда казалось мне странным, но я её часто мог встретить в церкви, это уже обыденно. Не видеть брата несколько дней, мне уже начинает казаться это кошмаром. Хороший… Как это слово… Забыл, мда. А, точно! Наркотик, наркотик по имени Джим, настолько заботлив и добр, что вы станете зависимы от него! Идеальная реклама.
      Я зашёл и плюхнулся на твёрдую кровать, поняли? Плюхнулся, твёрдую… Смешной у меня юмор.
      Я проводил время… Скучно, вставал, ел, пил, удовлетворял потребности и ложился спать. На словах ещё скучнее. Нет, ну правда, как я должен был провести, как оказалось, целую неделю.

Неделю спустя


      Первым делом, очистить кожу от меха и оставшихся волос, кинжал, который я сделал ещё несколько лет назад, его я и использовал. Прибил старыми гвоздями шкуру к панели, присел на корточки и достал нож. Резкими движениями я очищал шкуру от волосяного покрова. Кожа уже казалась полностью очищенной, ан-нет, здесь есть ещё пара волосинок. Примерно так и проходила работа. Джим, полностью уставший и уже готовившийся уходить, подошёл ко мне и шепнул на ухо:
— Не забудь убрать прилегающее мясо.
      Мы с братом стали, как настоящие ремесленники, и я ещё смею называть себя Владыкой… Второе «мда». Но это была учеба, а любая учеба идёт на пользу.
      Пока очищал уже пятую кожу из семи, между прочим, заметил разницу в форме и гладкости. Боковым зрением я заметил, как Брэдли кипятил кожаную одежду, я сразу понял зачем. Джим испортил одну кожу, я две, такие потери мы не рассчитали, Брэдли же вспомнил дедовский способ и начал кипятить старую кожаную одежду.
      Краем глаза слежу за действиями Брэдли и, конечно же, запоминаю на будущее. Сам же провожу обработку кожи и понемногу приближаюсь к её концу. После начинаю повторять за Брэдли: он вырезает два больших куска кожи, значит я должен взять шесть, он говорил, что у меня должно получиться в три раза больше, чем у него, так вот, вырезаю очертание жилета и продолжаю следить за действиями учителя. На передней половине делаю шейный вырез, а боковые стороны удлиняю. Мы используем магический раствор, я видел его подобие в других мирах, но там его называли — клей. Соединяем несколько слоев, и с внутренней стороны металлические пластинки, которые предоставил Брэдли, кажется у него есть всё. И это только половина работы.

Пару днями позже


— Вот обещанные деньги, хорошо постарались. — говорит командир охраны и уходит, при это передавая немаленький мешочек. — Будем знать к кому обращаться.
      Командир Вериго хлопнул дверью, и в кузнице остались мы втроём. Брэдли, которого Джим тайком зовёт Бухарь, сидел на деревянном ящике и как обычно попивал грога из кувшина. Он высыпал на рядом стоящий стол содержимое мешочка. Золотой и пятнадцать серебряных, не хватает ещё пяти серебряных, но не суть. По тридцать восемь серебряных каждому, так бы он сказал, если бы мы с Джимом не были братьями. Нас он считает, как одного человека, поэтому нам с братом досталось пятьдесят семь серебряных. Очень даже неплохо, если честно.
— Ну, всё, скоро приедут эти аристократики с Королём проверять всё ли у нас законно. — он явно был зол, но не показывал этого.
      Это была правда, по приезду Короля несовершеннолетних прячут, дабы их не забрали на службу или чего похуже. Если заметят, что твой пасынок нарушает закон, даже если мизинцем, то Короля даже не колышнет, что это ребёнок. В общей черте, это я. Не, ну серьезно, по описаниям — это настоящий я!
— Джим, Абель, за картину! — велела мать, с каждым днём она стареет, а я уже замечаю изменения в её движениях.
— Так точно! — отрапортовал Джим.
— Вот если не спрячешься, так и будешь делать! — она видимо хотела пошутить, но я и брат уже повесили картину, скрывшись в тайном ходе.

Смешно, жаль брат не услышал.

      Кажется, во всех домах есть такое, на камине, по дресс-коду должна висеть картина Короля, это кстати тщеславие называется. Староста деревни велел за картиной проделать ходы, которые ведут в шахту под нашей деревней, и теперь, во время визита Короля, на поверхности остаются лишь добровольцы. Странно. Как ещё ничего не заподозрили?
— Едет! — крикнул Аклей.
      Мы ползли по каменному пути, интересно, кто его сделал? Джим? Навряд ли, он был ещё мелковат для этого. В лицо лезли корни растений, видимо мы уже не в деревне, никогда не видел у нас таких корней. А, вот и корни деревьев, мы точно за оградой. Хм, а я закрыл путь плитой? Или… Да, скорее всего закрыл, я ведь всё-таки Владыка.
      Голоса. Мы уже близко. Мне если честно надоело пачкать руки об землю, и время от времени упираться лицом в зад Джима. Вот, свет от факелов, наконец-то. Это была обширная, полукруглая, натуральная комнатка. В центре стояли, и знакомые, и незнакомые дети. Видимо эта шахта соединена не только с нашей деревней. В сторонках стояли маленькие дети, Джим отправился к ним, верно я говорил, что он слишком добрый. Такие не выживают.
— Робби, давай быстрее! — в противоположной от места, из которого мы с Джимом вышли, стояли двое, ящеролюды. Уже встречал таких, взрослые безэмоциональные, а их дети позже становятся такими же. — Сам же хвастался, что научился магии!
      Последняя фраза всё-таки заинтересовала большинство, и никто, невзирая на расу, подошёл к этим двоим. Маленькая девочка и парень постарше, они явно были инце… Братом и сестрой. Брат, заметив, что вокруг них собралась толпа, что-то решил и достал из мешка, который стоял около его сестры, ещё две сферы, похоже они были сделаны из железа.
      Три сферы взмыли в воздух, растянулись, и перед нами предстали экраны, каждая из сфер показывала деревню. А этот паренёк неплох. Взял бы себе в рабы. Но деревня была важнее. Как говорил Джим:
— Король приезжает в одну из трёх деревень, раз в пятнадцать лет, в другие две приезжают его сыновья. Так рассказывала Сестра.

      Сферы медленно облетали каждый уголок деревни, иногда я поглядывал на других, все они были взволнованны. Вот! Король в нашей деревне, он показался. Он медленно обходил каждый уголок, а улыбка не сходила с его лица, невидимая для него сфера, подлетела и показала его лицо. Блондин, шрам на лбу, этот шрам доходит почти до века, левая щека зашита золотыми нитями. Тот ещё тип. Речь, он что-то говорит, но экран не передаёт звуков. Один из детей обратил внимание на нас, и ещё раз взглянув на сферу своей деревни, он подошёл к нам, после чего начал читать по губам:

— Какая странная вещь… Прямо сейчас мне сообщают, что ни в одной из трёх деревень, ни одного ребёнка. — он растекается в улыбке. — Похоже, что вас прокляли.

— Что вы такое говорите! — из толпы показался Брэдли. — Люди сейчас думают об урожае, поспевы скоро, а вы о детях. На них время тратить, да и еду… Сейчас не время для этого.

      Мне показалось, что Брэдли говорил, будто детей и правда в деревне не было. Его слова были правдоподобны, да и я бы точно поверил.

— Н-да? Странно… — староста, который до этих пор стоял и молчал, казалось его просто там не было, вдруг вышел из «строя». — А тебе чего не стоиться?

— Бесплодный я, приезжаете вы, говорите о детях, знаешь, как больно, когда вы говорите о том, чего в моей жизни быть не может?! — староста был немолод и, даже я понимаю, как ему больно, была у меня такая жизнь. — Катитесь вы…

      Староста развернулся и молча шёл, конечно же по направлению к своему дому.

— Ох-ох, старик забыл с кем он говорил. — Король развернулся к мужику в доспехах, что стоял сзади него и хихикнув сказал. — Вард, ты знаешь, что надо делать, когда к Королю относятся неуважительно?

      Никто не заметил, как «Вард» достал топор из-за спины и метнул его, все видели лишь падающего старикашку. Посреди деревни, чуть ли не на главной площади, лежал старик. Из его спины торчал топор, а по телу текли ручьи крови. Вокруг старика уже собралась толпа граждан. В один момент толпа разошлась в одном месте, делая проход. На площадь вышел человек в роскошных одеждах. Красный плащ, золотая корона, увитая драгоценными камнями, кольца с бриллиантами и рубинами, в общем абсолютно всё в нем буквально кричало о его принадлежности к королевскому роду. Он гордо подошёл к лежащему старику и, схватив топор обеими руками, вытащил его из тела мертвеца. Замахнув топор над головой, король резким ударом вонзил его в спину чуть ниже шеи. Брызги крови испачкали роскошные одеяния, но короля это не особо волновало. За первым ударом последовал второй, прямо в правое плечо. От силы удара рука буквально отлетела в сторону. Король продолжил наносить удары по разным частям тела, превращая старика в кровавое месиво. Алые пятна на одежде короля стали огромными, покрывая большую часть. В один момент король поднял топор выше обычного и с силой ударил по, пока ещё нетронутой, голове. Правой ногой он наступил на то, что осталось от спины и потянул топор с головой вверх, отделяя последнюю от тела. Подняв топор с головой вверх, король показательно покрутил её вокруг.



Шео

Отредактировано: 04.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться