Отступник

Размер шрифта: - +

Казнь

» — Что такое смерть?
— Смерть? Сердце перестаёт качать кровь, кровь не попадает в мозг, все процессы в организме останавливаются. Конец.
— А что остаётся?
— Остаётся то, что человек сделал, память о нём…»


Декалог



— Сжечь. — коротко сказал Король, и развернувшись подтянул подол своей длинной, красной накидки, позже он проследовал к карете, но снова развернувшись оглядел всю деревню и, кажется, заглянул прямо в Сферу. — Проклятые, бездетные нам не нужны. Нам нужны крепкие воины.

      Парень, который читал по губам Короля и говорил всё, что происходит там, он дрожал. Я понимал почему, странно испытывать для меня такие чувства, да? Джим. Я стоял рядом и ощущал, как от него веет злобой. Староста, человек, который всегда защищал нас от гнева матери, а теперь… Его не стало. На глазах некоторых детей наворачивались слёзы. Но Сфера продолжала показывать нам ужасы жизни:

Всё тот же мужчина в доспехах, под именем «Вард» взял факел, который он снял с кареты. Видимо они ехали сюда именно за этим. Жители. Их… Просто заперли в своих домах.

      Джим сорвался с места, он пополз по земле, явно к нашему дому. Мне было не до этого. Кто-то последовал примеру Джима и пополз к своим домам. А я продолжал наблюдать.

Вард начал идти с факелом.

В голове начала играть мелодия… Я, как на автомате вспоминал свою же мелодию, из-за которой в прошлой жизни умер:
— Вперёд, неси своё пламя,
Подними его выше,
Разожги его во тьме,
Подними свой факел.

      Дети оступились от меня, оно было тоже понятно. Я тут пою, пока нашу деревню сжигают. Кто-то даже не заметил мои завывания и просто смотрел на экран Сферы.

Вард шёл, останавливался у дома пару секунд, зажигал соломенную крышу и шёл дальше. Вопли людей не останавливали его. Кто-то стучал по дверям, но не пытался их выбить, это было странно. Я уже видел на экране наш дом, вот теперь мне захотелось отвернуться. Джима по-прежнему не было. Многие дети падали на колени и начинали рыдать, при этом громко крича. Кто-то не мог ничего осознать и стоял перед Сферой с гримасой ужаса на лице. Я же искал взглядом Джима, если он не дурак, то приведёт сюда нашу мать.
Карета Короля двинулась, кто-то остался с мешками из-под картошки, для чего? С ними была какая-то аристократка, через пару секунд она открыла рот, что-то явно объясняя страже. У мальчишки уже сработал рвотный рефлекс, и уже некому было понять, что она сказала. 


      Экран начал мелькать, ящеролюд, которого девочка обозвала «Робби» обессиленно упал, видимо поддерживать несколько Сфер разом — затруднительно. Кто-то бросился ему на подмогу, я же присел на землю и решил всё обдумать. Джим не идиот, он заберё… ПЛИТА! Плита, которая закрывает ход в эту пещеру, и её можно открыть только с той стороны. Я бы не беспокоился, если бы не наша мать, я уже знаю её. Она готова пожертвовать собой ради нас с братом.
      Споткнулся на пути к ходу, пролетел по земле около двух метров и бросился ползти по пути к нашему дому. Джим наверняка уже около плиты, а значит мне надо было спешить.
      Я слышал плачь сзади, самому тоже становилось тревожно. Спереди дует ветерок, плита открыта, но где брат и мать? Запах горелой кожи, меня стошнило прямо на пол. Я попытался обойти свою… Лужицу. Безуспешно, попал ногой в рвоту, плевать! Выполз наружу.
      Столбы пламени танцевали над домами. Крики заживо горящих людей отдаются эхом в моей детской голове. Дома сгорали в считанные секунды. На лице у меня начала проявляться страх и ужас в одном лице. Я не сводил глаз с безумной картины, мне было страшно и хотел отвернуться, при этом зарыдав. Но прошлые жизни, времена моей жестокости… Они давали о себе знать, и я хотел большего, чем обычный пожар.
      Я стоял и смотрел, уже позабыв о Джиме и маме. Огонь погас, точно так же быстро, как и зажегся, оставив после себя дымящиеся трупы, запах от них… И забрав мой дом. Чёрные хлопья копоти летали среди клубов дыма.
      Когда ступор немного прошёл, я на не твердых, а скорее ватных ногах, добрел до потемневшей, и превратившейся в уголь, стены моего дома. Люлька, она почти не сгорела, всего лишь повредила поверхностную структуру. Я сел около неё, меня вновь скрутило и вырвало.
      Вытерев губы руками, я прислонился к ещё теплым уголькам. Странно, что они были именно тёплыми, а не горячими. Невероятность и ужасность всего произошедшего не укладывалась у меня в голове.

ЭТОГО ПРОСТО НЕ МОГЛО БЫТЬ! Нет, нет, нет… Мне это снится. Мне всё снится! Это же просто бред! Бред!

      Раздался хруст балок, и я увидел… Тело Джима. Обугленное тело лежало в нескольких метрах от меня. А под ним… Мама… Слёзы сами лились из глаз. Мне было трудно пошевелиться.
      Послышался стук доспехов, кто-то приближался сюда. Стражник. Мешок. Они хотят забрать трупы? Я спрятался за шкафом, хотя это скорее была просто горка древесного угля и не более. Мужчина приблизился к Джиму, раскрывает рот и выдергивает три зуба, при этом его голова сбрасывает весь уголь, оголяя череп, то же самое проделывает с мамой. Я сдерживаюсь, чтобы не выпустить из себя оставшуюся еду и другие жидкости, и наблюдаю за искореженным лицом матери. На голове ни одного волоска, кожу стянуло, Джим хотел уберечь её собой… С Джимом дела совершенно другие, из него получился один уголь, поэтому он легко разрушался.
      Я держу руки у рта и носа, не издаю ни единого звука. Мужик оборачивается в сторону, подходит почти вплотную. Кажется, или он смотрит прямо на меня? Будто я чувствую его маньячную улыбку даже через шлем. Тут по деревне раздается женский голос, ставлю все свои сбережения, что эта та самая аристократка.
      Он поднимает забрало своего шлема, он и правда улыбался, прямо как Король. Из ножен сверкает меч, всё. Так и закончится моя ещё одна жизнь. Снова женский крик. Он оборачивается, а я боюсь шелохнуться и остаюсь на месте. Он харкает и попадает прямо мне в лицо. Злобное лицо, я запомнил его. Кареглазый брюнет с козьей бородкой и противным ожогом, который переходит с правого глаза на щеку. Он опускает шлем и идёт к источнику криков.
      Моё сердце колотиться как ненормальное. Я оттягиваю рубашку и вытираю слюни этого гада. На четвереньках ползу к родным. И падаю рядом, мне страшно. Впервые мне так страшно.
— М-м-мама… — я шепчу, даже сам своего голоса не слышу. — Джим…
      Я падаю рядом с ними.



Шео

Отредактировано: 04.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться