Оттенки пахнут прикосновениями

Размер шрифта: - +

Письмо

*Письмо – знаковая система фиксации речи, позволяющая с помощью начертательных элементов передавать речевую информацию и закреплять её во времени.

      Я резко подняла веки и в следующий миг пожалела об этом, потому что яркий свет из окна ударил в лицо, которое и без того болело от обилия слез, пролитых несколько... Даже не знаю, сколько провалялась без сознания. 

— Привет, — послышался хриплый голос.

— Рокси? — не менее звучный мой.

— Как ты себя чувствуешь? 

      Я подняла корпус и приняла сидячее положение. Мы в доме Хантера, который мог бы стать нашим домом. В голове начали всплывать различные эпизоды. Вот я иду пешком, затем мы с Домиником едем в его машине, а после...

      Я взглянула на подругу, из глаз уже градом полились слезы, затем зарылась в одеяло и начала рыдать вслух настолько громко, что заложило уши. 

— Тш-ш, моя девочка, — Рокси легла рядом.

      На секунду мы встретились глазами. Девушка тоже плакала, причем достаточно продолжительное время, ведь опухшее лицо и капилляры насыщенного алого окраса на белках лишь подтверждали мою догадку.

      Я зацепилась дрожащими пальцами за одежду подруги и притянула к себе. Теплый запах родного человека, казалось, должен был меня успокоить хотя бы на мгновение, но истерика только усилилась. Внутри меня с каждым новым всхлипом образовывался бескрайний океан горьких слез, который уже никогда не будет иметь своего дна.

***
      Снова пробуждение, но не такое ослепительное. Рокси крепко спала. За окном царил мрак, почти такой же, как и в моей душе. Я поднялась с кровати, с трудом сумела удержать себя на ногах. Лениво натянула штаны, попутно замечая обработанные колени, кофту и выбежала на улицу.

      Ни малейшего дуновения ветерка. Бесконечный океан мирно дремал, демонстрируя штиль. Растительность не подавала звуков. Трагедия просочилась даже в природный мир. Тело беспощадно сковало, стало тяжелее дышать. Я нагнулась, закрыла глаза и сделала несколько глубоких вдохов. Главное — не забывать дышать. 

      Дышать.

      Взяла себя в руки и огляделась. Мне некуда идти. Хантер был моим домом. Его запах, прикосновения. Не место является домом, а человек, с которым ты ощущаешь себя в безопасности и комфорте. У меня был именно такой, но по непонятным причинам обстоятельства решили сделать меня бездомной, отчаявшейся во всем и больше не надеющейся на что-то, вроде счастья.

      Я заметила, что гараж был открыт. Зашла внутрь, ощупала стену, чтобы найти источник света, и через секунды лампа холодного отлива озарила огромное помещение. Перед глазами оказалось два внедорожника Хантера, один из которых стопроцентно был из Окленда, а на втором мы направлялись в этот дом через памятные двенадцать Апостолов. 

      Колючий и противный ком подступил к горлу, практически задушив меня своим бременем. Я открыла дверь пассажирского сидения и забралась на него. Воспоминания, подобно внезапному и дерзкому ливню, забарабанили по стеклам моего сознания, стараясь не образовать на них трещины, а уничтожить вдребезги.

***

— Мисс Филлипс! Могу подвезти, если, конечно, Вы держите путь в место с неподходящей для Вас обстановкой. 


— Ты всегда такая молчаливая?

      Наша первая совместная поездка. Никогда не забуду свою нелепую скованность, которая мешала согласиться на предложение Хантера подвезти меня. Помню его перламутровый костюм, который отъявленно контрастировал с любимым цветом любимых глаз.

      В этот же день он пригласил меня в дом, как соседку. Ну надо же! Я повелась на это. Только сейчас осознаю, что все было неспроста, и вечер в его компании перевернул мое сознание с ног на голову. Он сумел меня заинтересовать. Хантер выглядел тогда безумно уставшим, но любое состояние придавало мужчине небывалый шарм, с которым ничто и никогда не сравнится.

— Не хочешь зайти? 

— Зачем?

— Мы соседи. Когда соседи наведываются друг к другу — это более, чем нормально.

— Мне неудобно...

— Брось, Хлоя, забудь о формальных рамках, в которых я директор твоей школы.

      Я прикрыла глаза и с головой окунулась в воспоминания. Мне было приятно думать об этом. Больно, но так приятно. Мы о стольком говорили, но о скольком же не успели...

— Вы всегда смотрите только в глаза?

— Они не врут, поэтому да, всегда только в них.

— О чем же говорят мои?

— Они были рады провести вечер со мной и теперь желают спокойной ночи.

— Все было взаимно, приятных снов, мисс Филлипс.

      Я протерла руками лицо и грузно выдохнула.

      Вылезла из машины. Обошла практически всю, стараясь впитать в себя как можно больше моментов из прошлого, но остановилась у лобового стекла. Между ним и дворником был закреплен белоснежный конверт, на котором каллиграфическим почерком Хантера поблескивало мое имя.

      Не может быть.

      Я аккуратно вытащила его, забралась обратно во внедорожник, захлопнула дверь, повернула ключ и двинулась с места. Однажды отец обучал меня азам вождения, и что-то, да закрепилось в памяти. По крайней мере, выехать из гаража я смогла более менее благополучно.

      Необъяснимый, ментальный навигатор направлял автомобиль по дороге, которая однозначно вела к двенадцати Апостолам. Фары освещали мрачный путь, а я, вся в предвкушении и страхе от будущего прочтения оставленного мне письма, улыбалась сквозь великое множество слез. 



Ксения

Отредактировано: 29.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться