Отведи всему начало

Размер шрифта: - +

начало

ОТВЕДИ ВСЕМУ НАЧАЛО

роман

Памяти Виктора Губина

 

Часть первая

«СВИДРИГАЙЛОВ»

 

 Отведи всему начало,  и ты многое поймешь.

К.Прутков.

 

1. ДЕНЬ СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

 

- Витька, привет!  С  выздоровлением!

Виктор, разглядывавший расписание уроков, от неожиданности вздрогнул. Он не заметил, как они подошли и остановились рядом - Светка Белова и Алька Кабирова.

- Бледненький какой! Слабенький! Губенками шевелит…

- Здравствуйте, девушки! – подчеркнуто вежливо поздоровался с одноклассницами Виктор, почему-то испугавшись, не догадаются ли девушки про его интерес к расписанию уроков отнюдь не родного 10 «В», а параллельного 10 «А», и торопливо включил чувство юмора: - Это у меня осложнение после болезни. Нервный тик.

- Возьми направление к невропатологу, – посоветовала Алька.

- А может,  сразу к психиатру?

Светка, вспомнив, наверное, что она блондинка, кокетливо  поправила белокурые локоны и рискнула над Тороповым приколоться:

- Без невропатолога еще туда-сюда, а к психиатру – возьми обязательно. И вообще я  думала, ты давно у психиатра не на учете.

В натуре блондинка: полгода проучилась с ним в одном классе, а все еще не поняла, что нельзя вот просто так прикалываться над Тороповым!

- Увы, - с легкостью согласился Виктор. – Вынужден признать, я действительно бываю не совсем адекватен, когда ты так близко рядом. Не могла бы ты отойди от меня метра на полтора, а лучше на два?

- С чего бы?  - удивилась Белова.

- Понимаешь, Светка, кажется, у меня гормональный взрыв…

Светка, услышав про «гормональный взрыв», отпрыгнула в сторону -  не на два метра, естественно, и не на полтора, но на метр точно.

-  Ничем помочь не могу, извини!

- Тебе повезло: день сегодня для твоих гормонов подходящий, - улыбнулась  Алия.

- Да ну?! – удивился Виктор. – Или я чего не догоняю? Просветите отсталого одноклассника, а то стою и  тупо думаю, чем  сегодня от прочих дней  отличается?

Алька указала Виктору на плакат,  который он почему-то сразу не  заметил: «14 Февраля, в день Святого Валентина, поздравляем всех влюбленных».

- То-то, я смотрю, цирк в школе. И ведь что характерно, нам-то Святой Валентин с какого боку? Типа мы католики? – Виктор театрально всплеснул руками. - Блин, как быстро меняется мир! Стоит человеку проболеть пару недель и заявиться преисполненным жаждой знаний в стены любимой школы, а в школе черт-те что творится. Клоуны какие-то ряженые бегают…

- Посланники Амура. Каждый может через них передать валентинку  тому, кто  ему нравится, - пояснила Алия, а Светка ехидно добавила:

- Для тех, у кого гормоны, самое то!

Виктор ахнул, развернулся и уставился на Светку. 

- Чего глаза выпучил?  - спросила та, как всегда не подумав о последствиях.

За что очередной раз и поплатилась:

- Про «самое то» - это  предложение? Вообще-то ты не в моем вкусе, но я подумаю…

Алия прыснула.

- Нахал! - возмутилась Светка. - Да я с тобой!..

Виктор тут же сделал виноватый вид:

- Не продолжай! Понял. Осознал. Больше не буду.

 

В школе праздничное настроение реально чувствовалось. Девчонки, даже пигалицы из младших классов, ходили нарядные, сосредоточенно серьезные. У парней, как обычно, эмоции проявлялись в толчках, беготне, резких движениях. Адресные номерки у  ряженых почтарей брали все, и почти каждый держал ворох валентинок в руках.

Виктор от номерка отказался категорически. А почему - объяснил только давнему другу и нынешнему соседу по парте Сашке Карпинскому в кабинете литературы после того, как они от души отвалтузили друг друга в честь тороповского  выздоровления:

- Смысла не вижу. Письма, которое хотел бы,  мне  не получить, а другие… хм!

- А ты сам ей напиши!

- Легко сказать, – вздохнул Виктор и замолчал, делая вид, что занят приготовлением к уроку.

Прогремел звонок.

- Готовился? - спросил Сашка.

- Не очень, чтобы очень. Но у меня отмазка: я болел.

- А на Митрича  отмазки не действуют!

- Как-нибудь перебьемся.

- Только бы меня, ешкин кот, не спросил: что-то мне Достоевский в лом…

- Теперь обязательно спросит.

- Не каркай, ворона!

Виктор, изображая сочувствие, горестно вздохнул.

- Причем здесь я? От тебя такие флюиды ужаса и неуверенности в себе исходят - за километр видно.

Вошел слегка растрепанный и весьма энергичный Максим Дмитриевич Чимбарцев - учитель литературы, личность для школы колоритная. Даже слишком: его  язвительные замечания и шутки, на которые он был великий мастер, били по самолюбию нерадивых учеников весьма болезненно.

- Приветствую, красавцы и красавицы, садитесь! Итак, поговорим о двойниках Раскольникова, - Митрич  зловеще помолчал, выбирая  жертву, продолжил: - Для начала послушаем нашу умную Машу. Потом кого-нибудь из тех, кто попроще… - и с  выражением заранее ожидаемого разочарования уставился на  Николаеву.

Маша, вспыхнув, вскочила…

На Чимбарцева не обижались. И не потому, что обижаться на таких – грех. Назвав Машу умной, он отнюдь не издевался: «Кому многое дано - с того и спросится». Издевался он над теми, кто попроще.

- В рамках метода фантастического реализма, в произведениях Федора Михайловича Достоевского огромную роль играют второстепенные персонажи, в характере которых отражаются отдельные черты, присущие главным героям. Их можно условно назвать двойниками, потому что благодаря им точнее раскрывается идея  романа.  Двойников мы видим и в окружении Родиона Раскольникова, и в окружении Сони Мармеладовой… - затараторила  умная Маша, заглядывая в рабочую тетрадку.



Юрий Лугин

Отредактировано: 30.12.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: