Отвергнутые Боги Годвигула. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

 

Я снова был в мертвом городе. Правда, это был какой-то другой город, но такой же мертвый и дышащий безнадежностью. Не сразу, но я узнал его: Камельсол – древняя эльфийская столица, расположенная севернее Ярма на левом берегу реки Курон. Я побывал там, когда направлялся с друзьями в Долину Снов. В тот раз мы обогнули его по западной границе, а теперь я оказался на его восточной окраине. И снова я был не один. При свете луны я увидел Малангира, стоявшего на холме, господствовавшем над местностью. Точнее, он парил в метре над землей в столбе света, пронзавшего сам холм и уходившего высоко в небо. Вскинув руки и задрав подбородок, он говорил без устали. Его слова, произносимые на неизвестном мне языке, резали слух, пробирая до самого нутра. Голос становился все громче, а бивший из-под земли свет – все ярче. Понятия не имею, как я здесь оказался и что делал, но я не мог сойти с места, не мог даже пошевелиться. А хотелось бежать без оглядки, и чем дальше, тем лучше. Атмосфера, царившая в этой части Камельсола была не просто угнетающей – она выворачивала наизнанку, причиняя чувствительную боль. Я заметил, как бесповоротно тает мое Здоровье, но продолжал стоять и смотреть на бесновавшегося колдуна.

И вот, когда он, наконец, заткнулся, опустил голову и распростер руки в стороны, отовсюду из-под земли полезли призрачные тени, в которых я сразу же признал леверленгов. Извиваясь подобно змеям, они струились над руинами черным дымком, зависали, приобретая отчетливые очертания, а потом и вовсе обрастали плотью, превращаясь в воинов и магов. Их были сотни. По окончании ритуала, они направлялись к холму и, опустившись на одно колено, отдавали дань уважения своему повелителю.

А Малангир… Он смотрел на меня пронзающим взглядом. Когда я это заметил, меня потряс невероятной силы ментальный удар. Полоска Здоровья, медленно укорачивавшаяся до сих пор, резко сошла на нет и…

Я проснулся…

 

 

После предательства Коль-Кара и потери меча Карракша я чувствовал себя совершенно опустошенным. Не то, чтобы предательство само по себе было для меня чем-то новым и небывалым. Тем более что уже давно этот гоблин демонстрировал непредсказуемость и нескрываемый эгоизм. И все же его поступок оказался для меня неожиданностью. И черт бы с ним, с Коль-Каром… А вот меч было жаль. Особенно на фоне того, что я вознамерился собрать полный комплект Лучезарных Доспехов. Мне с превеликим трудом удалось раздобыть один из предметов. А теперь что – все начинать сначала?!

А тут еще этот сон…

Он был таким ярким, отчетливым… словно и не сон вовсе.

Так или иначе, но на следующий день после нападения в порту я проснулся разбитым и выжатым. Наверное, впервые за полгода мне не хотелось возвращаться в Годвигул – мир, где предавали те, кому я верил.

И лишь острое желание наказать предателя заставили меня активировать переход. Несмотря на сложные отношения с Избранными, я собирался посетить Приют, чтобы взглянуть в глаза Пакин-Чаку, высказать все, что я о нем думаю. Ведь, наверняка, именно по его наущению действовали Коль-Кар и Роршах.

А терять мне теперь было нечего.

Распахнув окно, я собирался покинуть таверну, но замер, сначала услышав шум, а потом увидев неприятную сцену избиения одного человека тремя другими. Били моего старого приятеля Альгоя. Алхимик лежал на земле, а его топтали трое дюжих молодцов, одетых в одинаковые ливреи. Били не только ногами, но и палками, били от души, без сожаления. Альгой при этом совсем не сопротивлялся, проявляя подозрительное равнодушие. Он, конечно, алхимик, а не воин, и не привык махать кулаками, но меня все равно удивила его пассивность.

Пока я не заметил двух других персонажей, стоявших чуть в стороне.

Один из них сидел в карете и наблюдал за происходящим из-за приоткрытой шторки. Судя по гербу на дверце – большая шишка из придворных. Рядом с каретой стоял второй, по внешнему виду – маг. Именно он «спеленал» Альгоя, лишив его подвижности и воли к сопротивлению.

Нужно было выручать приятеля…

Я выпрыгнул в окно, прокрался вдоль дома и, оказавшись за спиной мага, схватил его за ворот и продемонстрировал свои Когти. Клинки оказались аккурат перед его глазами.

- Только дернись!- предупредил я его.

Зашевелился было господин за шторкой, но я был начеку и тут же направил в его сторону автоматически взведенный арбалет.

- Тебя это тоже касается!

Шторка резко задернулась. А я обратился к молодцам, мутузившим Альгоя:

- Оставьте парня в покое, или я прикончу вашего мага.

Те замерли, косясь то на меня, то в сторону кареты.

Из-за шторки послышалось властное и ворчливое:

- Довольно с него!

Лакеи послушно опустили палки и робко приблизились к карете.

Шторка сдвинулась в сторону, и я увидел господина в нелепой, но чрезвычайно модной нынче шляпе. Он смотрел на меня так, словно запоминал. Страха в его глазах не было – одно лишь презрение:

- Отпусти моего мага, Проклятый!- сухо проговорил он.

- Проваливай!- сказал я, подтолкнув чародея к карете. Тот начал было разворачиваться, кипя в праведном гневе, но я направил ему в затылок арбалет, а секундой позже подал голос его хозяин:

- Не сейчас, Финст.- Следующие слова снова предназначались мне: - Мы еще встретимся… Проклятый!

Маг скрылся внутри кареты, лакеи облепили ее со всех сторон, кучер стегнул лошадей кнутом, и мы с Альгоем остались одни на вмиг опустевшей улице.

 

 

+ 1500

 

 

Негусто, если учесть, что я только что спас товарища.

Алхимик стряхнул оцепенение, морщась, поднялся с земли, принял зелье Исцеления, отряхнулся, виновато посмотрел на меня и сказал:



Крис Кельм

Отредактировано: 01.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться