Отвергнутые Боги Годвигула. Книга вторая

Размер шрифта: - +

Глава 21

 

 

Огромный медведь был подвижен и неутомим. Он резво ломился через лесные дебри, унося нас с Кареокой на юг Изумрудного леса. К вечеру мы преодолели расстояние, на которое пешком ушло бы в два раза больше времени, а с учетом того, что лес просто кишел голодными волками,- наверное, и того больше. Но медведь одним своим видом заставлял даже самых матерых хищников держаться в стороне.

И все же одного дня нам не хватило на то, чтобы добраться до Курона. Когда сгустились сумерки, мы все еще двигались через лес. Правда, здесь он был уже не так густ, и теоретически можно было прибавить скорости, но моя спутница сжалилась над своим питомцем: медведь устал. Как и мы сами. Пришлось сделать привал на ночлег. Когда мы нашли подходящее место, Кареока отпустила медведя, но призвала волков, которым предстояло охранять место нашей стоянки. Я развел костер – и этого оказалось достаточно, чтобы отправиться в Междумирье…

 

Мы договорились пораньше вернуться в Годвигул, поэтому я проснулся в начале шестого. Отдых пошел на пользу – я чувствовал себя полным сил и готовым для последнего рывка к пограничной реке.

Когда я появился на поляне, меня встретила Кареока. Волков уже не было поблизости, зато снова появился давешний медведь. Он тоже отдохнул и набрался сил. Мы «оседлали» бурого хозяина леса и направились дальше на юг.

Сегодня мы должны были выйти к реке. Судя по карте, мы находились на гипотетической прямой, соединявшей Ярм и Ималь. Кареока вела медведя легким зигзагом на тот случай, если беженцы уже преодолели Курон и двигались по Изумрудному лесу. В южной части он не был таким плотным, как в центре, но даже в этом случае прохождение колонны в несколько сотен человек и эльфов, должно было оставить заметные следы. Их не было, а значит, беженцы все еще находились южнее нашего местопребывания.

После полудня лес стал все больше редеть, и наступил тот момент, когда с одного из холмов мы увидели мутные воды реки, а чуть восточнее – людскую массу, переправлявшуюся с правого берега на левый.

Мы успели!

Одновременно с этим ожила система:

 

 

Получено 36 новых сообщений!

 

 

Это значит, что мы оказались за пределами накрывавшего Изумрудный лес защитного купола, который пресекал связь с внешним миром. И я сразу же получил все накопившиеся за последнее время сообщения. К сожалению, сейчас мне было недосуг ознакомиться с их содержанием, но я мельком отметил, что большая часть из них принадлежит Альгою и Эллис. Значит, мои друзья были живы и на свободе. От сердца отлегло. Кроме этих двоих тщетно пытались связаться со мной и другие знакомые: гном Урсус, Искатель Кальмин и даже Ветератор. Относительно последнего я был удивлен. Мне казалось, что он был всемогущим – Бог, как-никак, пусть и потерявший весомую часть своих навыков! Но оказалось, что и он был не в состоянии пробиться сквозь защитную эльфийскую магию. Поборов искушение взглянуть хотя бы на его сообщение – интересно все-таки! - я вернулся к делам насущным.

Потом прочитаю…

 

Эльфов оказалось гораздо больше, чем я предполагал. Должно быть, к тем, кто был изгнан из Вальведерана, присоединились беженцы из других городов. На первый взгляд в Изумрудный лес направлялось не меньше полутора тысяч чело… хм… эльфов. Даже в Имале одновременно я не видел так много ушастых в одном месте. Нескончаемый поток пеших и конных двигался к переправе через Курон. В немалом количестве катили телеги, фургоны и экипажи знатных господ, раздувая масштабы переселения до небывалых размеров. Появляясь из-за холмов, они выходили на берег и преодолевали реку, аки посуху. О переправе позаботились маги, проложившие невидимый мост над речной гладью, так, что беженцы рисковали замочить разве что подошвы своих башмаков. Действовали отлажено, по заранее намеченному плану. Никакого столпотворения, давки, спешки. Колонна беженцев организованно и неторопливо тянулась через степь к переправе, и лишь преодолев реку, растекалась по обширной поляне на границе Изумрудного леса.

Глядя на эту картину с вершины холма, я невольно приходил к выводу о том, что наши с Кареокой страхи оказались напрасны. Трудно было поверить, что найдутся силы, способные справиться с такой массой народа. Да, среди беженцев было немало женщин, стариков, детей и прочих гражданских, не имевших никакого отношения к ратному делу. Но вместе с тем в Ималь в немалом количестве шло и тех, кто мог постоять за себя и защитить своего ближнего. Среди беженцев было немало представителей эльфийской аристократии, тех, кто с детства приучен к оружию. Их сопровождали телохранители и прочая челядь, знавшая о том, в какой руке держать меч, а в какой – лук.

Пролесков и других эльфийских сторонников из числа Звездных на самом деле насчитывалось не больше сотни. Но это были отборные силы - матерые воины и опытные маги. Среди них не было видно простых горожан вроде ремесленников или торговцев, причислявших себя к клану Пролесков, хотя немало таких покинуло Вальведеран во время изгнания. Должно быть, они вместе с остальными направились в крепость, о которой говорила моя спутница. Часть воинов и магов уже переправилась через реку и выстроилась в боевом порядке на левом берегу. Может, они уже знали об угрожавшей им опасности? А может, это была обычная тактика в нашем неспокойном мире. Я мог об этом только гадать. Меньшая часть осталась на правом берегу Курона вместе с полусотней эльфов, вооруженных в основном луками. Хотя и среди них я видел с десяток ушастых, облаченных в легкие, но прочные эльфийские доспехи, и при мечах.

Руководил переправой рослый эльф – один из тех, кто, наверняка, знал, какого цвета вражеская кровь. Он был не молод, но и не стар, по крайней мере, по эльфийским понятиям. На фоне остальных ушастых, да и окружавших его Пролесков, он выделялся позолотой доспехов и статью, свойственной представителям знатных родов. Я видел его пару раз в Вальведеране, поэтому сразу узнал: это и был тот самый Грэль, которого неведомый мне злоумышленник называл Ингервилем.



Крис Кельм

Отредактировано: 01.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться