Отыграть Саму Себя

Font size: - +

Глава 4

Дома меня уже ждала Хелен с близнецами. Если братишки и предпочитали сбивать меня с ног и душить в объятьях, то Хелен была куда более ласковой.

Они гостили у бабушки Хелен, пока мы с папой занимались переездом, поэтому вернулись только сегодня.   

Папа познакомился с Хелен десять лет назад, а спустя пару лет у нас дома уже были близнецы. Наш дом ожил с появлением Хелен, которая смогла заменить нам мою маму, покинувшую нас, когда мне было пять лет. Слабое сердце и, как итог, скоропостижная смерть, которая нанесла нам с отцом незаживающую рану в области сердца.

Но со временем боль притупилась, как и детские воспоминания о матери, а с появлением в доме Хелен, я стала чувствовать себя почти цельной. Теперь я редко, когда чувствовала себя в нашем доме одинокой.

– Мы скучали, Алекс! – обняла меня Хелен, как и я, рассмеявшись, когда у нас на ногах повисли Тэд и Энтони.

Отец приходит с работы раньше, специально, чтобы провести больше времени с нами. Дом наконец-то кажется заполненным и обжитым, больше не возникает пугающего чувства пустоты.

Я провожу весь вечер с мальчишками, выслушивая их впечатления от поездки к бабушке и перелета сюда. Спокойный Энтони, во многом напоминавший мне саму себя в детстве, размеренно делился со мной своими наблюдениями, пока эмоциональный и впечатлительный Тэд перескакивал с темы на тему и носился возле нас.

Следующий школьный день проходит спокойно и никаких конфузов со мной не случается. Кэм все так же подкалывает меня, а я все так же, смущаясь его внимания, прячусь за раздражением.

Вечером меня со спокойной душой отпустили к Брук. Я морально приготовилась к тяжелому разговору про Блэйка, предусмотрительно захватив с собой сменную одежду на завтра.

Брук встретила меня, как всегда, улыбаясь, и, сказав, что сплавила предков на «уикенд» в пригород. Поэтому сразу стала рассказывать про Нейта, который успел вывести ее из себя за то короткое время, что она подвозила его до дома.

- Вино или виски?

Брук выглянула из кухни, предоставив мне обзор на бутылки в ее руках.

Вот она, моя лучшая подруга! Узнаю Брук.

– Просто если твоя история про Блэйка тянет на вискарь, то я бы хотела сначала перекусить, ты не против?

Брук ухмыльнулась,и вся моя тревога сразу рассеивается. Рядом с ней всегда проблемы забывались и уходили на второй план.

Я не стала спрашивать откуда у Брук такие запасы алкоголя, потому что вряд ли ответ мне понравится,  и спокойно прошла за ней на кухню.

Брук села напротив меня, поджав под себя левую ногу, а взъерошенные волосы убрала в короткий торчащий хвостик. На девушке были короткие джинсовые шорты, с рваными краями и засохшей краской на карманах. Поверх черного короткого топа Брук надела свободную и помятую серую футболку мужского покроя.

Но это была Брук. Это был ее любимый свободный стиль.

Мы спокойно поужинали пиццей и успели за это время обсудить бедного Нейта. Я дала понять, что  нахожу его хорошей партией для нее, и Брук сразу замялась.

– Думаешь?

Это же очевидно.

– Мне кажется, я для него слишком независимая, понимаешь?

Ох, конечно, понимаю. Как бы Брук не самовыражалась, она все равно считала, что женственноти в ней не так много, чтобы очаровать парня, вроде Нейта. Брук всегда была пацанкой, и в детстве в ее сторону летели очень обидные комментарии, которые, так или иначе, откладывались в подсознании.

Брук не видела себя со стороны, чтобы понять, насколько она привлекательная девушка. Со своей специфической харизмой и твёрдым характером.

Брук была интересной.

И внешне,  и внутренне.

Спустя еще час, она уже откупорила бутылку виску и протянула мне колу. Это была наша с ней игра, которую придумала Брук пару лет назад, когда ей надоело вытягивать из меня информацию часами. Мне порой было сложно открыться и честно рассказать, что меня тревожит, не говоря уже о каких-то романтических чувствах, поэтому Брук частенько пользовалась этим способом.

Мы брали алкоголь, разливали его и начинался рассказ. Если это было, действительно, существенно, Брук наливала еще, и мы обсуждали дальше. Как следствие, напивались, и я, уже ничего не скрывая, раскрывала все свои карты.

Правда, Брук, как собеседник, сильно и по-честному переживающий за меня, выпивала больше, поэтому была намного пьянее меня, заставляя меня идти на всякого рода авантюры, чтобы отвлечься.

– Начинай! – скомандовала подруга, пододвинув мне стакан с виски.

Через два часа мы уже были далеко не такими трезвыми, как в начале вечера. Более того, я за это время два раза расплакалась, когда рассказывала про измену и спор Блэйка. Я была девушка впечатлительная, но вот рыдать на глазах у кого-либо не любила. С детства во мне выработался какой-то стержень, связанный с потерей мамы и затяжной депрессией у отца. Я старалась все держать в себе, и рано научилась со всем этим справляться самостоятельно. Так и не поняв, что те чувства, которые ты долго и упорно подавляешь, будь это привязанность, страх или скорбь, потом все равно выйдут наружу, уничтожив тебя на какое-то время, пока ты снова не ввяжешься в эту игру «сильной девочки».



Ekaterina Kazanseva

Edited: 04.05.2017

Add to Library


Complain