Отзовись, крылатый друг!

Размер шрифта: - +

Отзовись, крылатый друг!

Шарида поливала свою любимую комнатную фиалку, когда стало сильно зудеть плечо. 
«Наверно волос попал», - решила она и почесала его.
    -Ты скоро порадуешь меня своими цветами, - ласково обратилась она к фиалке, заметив среди листьев первые завязи  цветов, - значит, я не зря перенесла тебя на это солнечное местечко.
    Зуд, казалось, прошел, но вдруг опять дал о себе знать.
    -Странно, жутко чешется, - произнесла она, просовывая под халатик над плечом руку. – А если это аллергия на что-нибудь? Извини меня, Рока, – Шарида любила давать цветам имена. Да и как обращаться к единственному другу, обитающему в ее тесной комнатушке, если не по имени, – мне надо посмотреть, что с плечом.
    Рока не возражала. Фиалка знала, рано или поздно хозяйка скажет, что она обнаружила. Она всегда делилась с ней своими мыслями, мечтами, переживаниями. Шарида верила, что растение ее понимает, ей порой казалось, что она чувствует, как Рока радуется ее возвращению.
    
       Рока – это имя возникло как-то само собой, неотвратимо, словно злой рок, преследующий  двадцатилетнюю девушку.  В шестнадцать погибли ее родители – их яхта попала в шторм и разбилась о коралловый риф. Два года она пребывала в депрессии. Потом вроде бы жизнь начала налаживаться: она разобралась с делами родителей, появились друзья, завязался роман с сыном знаменитого кинопродюсера.
    
        И вдруг опять удар: доверенный управляющий ее финансами обчистил ее и ударился в бега. Без денег она оказалась никому не нужна. И никто не мог ей помочь. Она чувствовала себя круглой идиоткой, доверившись гарантиям одного из друзей, который, кстати сказать, тоже куда-то исчез.
    Трудно было привыкнуть к мысли, что денег нет, и она практически ничего не может себе позволить. Собрав остатки мужества, она критически взглянула на свою жизнь, признавшись себе, что не все еще кончено. Она сможет выжить!
    С трудом удалось найти жилье, за которое она могла заплатить из денег, что зарабатывала в ресторане  посудомойкой. Она нигде раньше не работала, и потому все давалось ей с трудом.
    
        Прошло немного времени, и директор ресторана положил на нее глаз. Он замучил ее непристойными предложениями и обещаниями повысить ее материальное состояние.  Многие на ее месте растаяли бы от такого внимания, но Шариду его домогательства жутко раздражали. Вскоре она вынуждена была уйти.
    
        И теперь каждый день с утра она уходила на биржу труда, надеясь, что ей подвернется какая-нибудь посильная работа. К полудню она возвращалась голодная и уставшая от унижений и безысходности. 
    Хозяйка комнатушки требовала квартплаты, но, войдя в положение девушки, проявила жалость, обещав подождать несколько месяцев.
     
        -Если не будет денег до осени, тебе придется искать другое жилье, - сказала пожилая женщина, и добавила: - Ты похожа на мою дочь, которая уехала учиться за границу. Возможно, ей тоже приходится туго. И мне кажется, помогая тебе, я помогаю ей.
    Фиалка перешла к Шариде вместе с комнатушкой, и, проявляя уважение к хозяйке, она обязалась ухаживать за цветком.
    
         Шарида подошла к зеркалу, и обнажила плечо. Место, которое беспокоило ее, покраснело, а кожа местами вздулась мелкими белыми пузырьками.
    -Что это? – испуганно вскрикнула девушка, посмотрев в карие глаза зеркального двойника. Затем она сбросила шелковый халатик, и принялась тщательно рассматривать свое тело в поисках других очагов неизвестной болезни. Ничего больше ей обнаружить не удалось.
    Стало невыносимо страшно от мысли, что скоро вся ее белоснежная бархатная кожа превратится в ту, что сейчас уродовала ее плечо.
    На врача  не было денег.
        Взяв себя в руки, она накинула халат и выскочила из комнаты. Рядом на этом же этаже жила одинокая старушка. Может она подскажет, что делать или у нее найдется какая-нибудь мазь.
    
        Старушка обрадовалась гостье, и за простое человеческое общение готова была отдать не то, что мазь – душу. Обещая навещать ее почаще, Шарида возвращалась к себе с баночкой отвратительно пахнущего вещества в руках. Странно, она не открывала баночку, но откуда тогда знает, как  пахнет мазь?
    Средство помогло, зуд прекратился, и рука уже не тянулась к больному месту. 
    
        На  следующий день под пораженным участком кожи появилось уплотнение. Шарида не знала что делать. Она не пошла на биржу, чувствуя себя больной и несчастной. Весь день она либо беспокойно ходила по комнате, либо часами  сидела, глядя в окно на проезжающие автомобили и идущих людей. И только под вечер голод вынудил ее выйти на улицу.
    С толпой таких же голодных и несчастных людей она отправилась получить свой бесплатный ужин. Не поднимая глаз, роняя горькие слезы в тарелку, она заставила себя съесть все ее содержимое. 
    
        Общество, в котором она оказывалась один раз в сутки, старалось не лезть в душу, когда кто-то был несчастлив больше, чем другие. Придет время, и все будут знать за что, например, покалечили простачка – Фреда, или кто ночует на месте умершей старушки Мизы в ночлежке при церкви Святого Игнатия, или почему плачет черноволосая красавица Шарида – одна из немногих имеющих крышу над головой. Их молчаливое сочувствие значило для девушки больше, чем слова.
    
          Потом наступила ночь. Шарида беспокойно ворочалась в постели. Ей не спалось. Горечь и обида на весь свет комом подкатывали к горлу. Хотелось кричать, и этим безумным криком достучаться до Всевышнего. Ведь нельзя же так жить! Невозможно! Почему он мучает ее? Почему не заберет к себе?
    Уплотнение  превратилось в шишку, которая  все росла, делая жизнь девушки все  несчастнее с каждым днем. Скоро все увидят, что у нее растет горб. Жизнь казалась конченной. Какое будущее ждет ее? Жалкое ничтожное существование.
    Вскоре Шарида уже не могла спать на спине. Горб причинял  боль.
    
         Одним ранним утром она встала перед зеркалом, чтобы увидеть, как изменилось тело за прошедшую ночь, и ужаснулась… от верхней части левой груди  к плечу тянулась синяя, словно нарисованная фломастером вена.  Она походила на широкую извилистую реку, как те, которые рисуют на географических картах. Вена у самого плеча разделялась на множество кровеносных сосудов, исчезающих глубоко под кожей. Она пульсировала в такт биения сердца.
    -Что же это, Рока?!! – в отчаянии шептала она. – Что со мной происходит?
    Фиалка по обыкновению ничего ей не ответила.
    
        Дни шли друг за другом однообразной унылой чередой. Шарида осунулась и стала похожа на хрупкую веточку, согнутую под непосильной ношей. Она жила как робот, практически  не понимая, что происходит вокруг нее. Взгляд ее неотрывно скользил  по земле. Ходила она, ссутулившись с постоянно опущенной головой, словно виновата была в чем.
-Земля красавицу любит, - как-то услышала она слова одной нищенки, стоявшей  позади нее за бесплатной едой. – Вишь, как гнет, к себе пригибает. Никак скоро и вовсе заберет.
Шарида знала, что это о ней сплетничают, но ей было все равно.



Маир Арлатов

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться